суббота, 15 марта 2014 г.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГРУППА - СУМБУР И МЫСЛИ...О ФИЗИКЕ - РОДИОНОВА А.

Анастасия Родионова
Сумбур и мысли… о физике.
Интервью с учителем.
 
Что такое физика? Просто наука о явлениях, цифрах и действиях? Наверное, так считают многие ученики и смело заносят этот предмет в список нелюбимых. Пожалуй, так делала и я. Для меня физика  всегда оставалась четкой и безэмоциональной наукой. До тех пор,  пока случайно оброненная учителем физики Шумайловой Татьяной Алексеевной фраза не заставила меня задуматься…
«Физика – красота. В ней есть не меньше лиричного, чем в стихах»,-  сказала она.
Тогда я не смогла ее понять. Красота, лирика, все то, что я считала близким себе – где они в физике? В «мудрых» физических законах? Может, в совершенных и идеальных формулах? Или просто в картинках из учебника?
Но ведь Татьяна Алексеевна,  всегда занятый и загруженный завуч по учебной части, Татьяна Алексеевна, человек, работающий с бумагами и отчетами, составляющий расписания и приказы, Татьяна Алексеевна, учитель физики, рассказывающий явлениях и процессах, - всегда была… лирична. И в высшей степени человечна.  Это заставило меня задуматься.
«Не надейся застать меня свободной. Хочешь поговорить – просто приходи и говори» - ответила она мне на просьбу выкроить для меня немного времени. И я пришла…
- Помните, в прошлом году вы как-то сказали мне, что в физике есть  много красоты. Расскажите мне, где она?
Татьяна Алексеевна сидела в своем кабинете, обложившись бумагами, лежащими  в затейливом и одной ей понятном порядке. Она оторвала глаза от какой-то стопки документов, помолчала, а потом заговорила:
-  Здесь много аспектов. Физика – это... такое антропогенное знаково-символическое выражение красоты.  Гармонии.  А если говорить о квантовой физике?.. Это сочетание хаоса и порядка – оно прекрасно. Знаешь, хаос – это двигатель эволюции. Если бы не было  некоторой  доли хаоса в любых высокоорганизованных системах, они бы не развивались вообще.
Когда-то на курсах у нас был профессор, который говорил, что сейчас пытаются создать курс «Физика с душой», как предмет преподавания. Одухотворенная физика какая-то. Наука о природе, но одухотворенная…
Я задумалась. Одухотворенная физика? Как это?
- Вы можете себе это представить?
- Фрагментарно, - улыбнулась она, -  Ну, допустим, я понимаю, что когда  объясняю закон сохранения энергии или третий закон Ньютона, я могу проводить какие-то социологические параллели… То есть физику представить через призму человеческих отношений.
- То есть проводить какие-то сравнения из других, гуманитарных наук?
- Да. Вообще говорят, что будущее  - на стыке наук, не узкоспециализированные области, а пограничные. Там-то и находится все самое интересное. Появляются новые открытия…  Вслушайся: «биофизика», «биохимия», «генная инженерия» - везде сочетании техники и жизни. А если сюда еще и филологию ввести, вообще получатся очень интересные сочетания….
Она говорила медленно, обдумывая каждое слово. Часто прерывалась. Я задала новый вопрос, который вертелся на языке:
- Как ученику можно полюбить физику? 
Татьяна Алексеевна задумалась. Она явно не ожидала такого вопроса.
- Человеку всегда интересно все, что касается его самого.  Если преподавать любой предмет через постижение самого себя?.. Это так смутно, Насть, я иногда думаю об этом…
Она вздохнула. Посмотрела в окно. Там начинал накрапывать дождь…
- Хороший метод обучения – проблемный метод. Вот даешь ученику проблему, ее надо разрешить. Найти пути решения. И тогда уже привлекаешь всевозможные источники и прочее и прочее. И обязательно, чтобы она была связана с жизнью, чтобы ты видел смысл вообще в том, что ты делаешь. Тогда и мотив появляется у учеников… Сейчас жалуются, что по международным исследованиям у наших школьников нет мотивов к обучению.  По исследованиям  ЮНЕСКО на первом месте по качеству обучения стоят финны. У них начальная школа длится шесть лет. И самое главное достижение начальной школы в том, что по окончании ее дети хотят учиться дальше. А у нас после начальной школы уже появляется усталость, ощущение перегрузки, снижение интереса к обучению… Такова тенденция. Хотя, конечно, это еще зависит от учителя. Потом в основной школе эти показатели вообще падают… А мотива нет почему? Да, у нас российская школа продолжает давать фундаментальные знания, а не прикладные.  Мы считаем, что если в вас  основы наук вложим, то это обеспечит вам дальнейшее… чего дальнейшее, бог его знает?  Успех? Не факт. Вроде как вам легче будет осваивать дальнейшую специальность.
Вновь пауза. По стеклу застучали тяжелые капли.
- Как полюбить физику? – снова заговорила она, -  Наверно, быть ближе к жизни. С физикой. Когда я полюбила физику? Сказать, что в школе? Да нет, наверное. Я очень любила в детстве фантастику читать. Мне это так нравилось, и, конечно, мне хотелось в этом смысле продвинуться вперед. Мне так хотелось, чтобы побыстрее появилось все то, о чем в книжках написано.  Понимаешь, чем больше изучаешь какой-то предмет, чем больше начинаешь понимать, тем больше влюбляешься в него. Хотя, возможно, это не самая простая наука, и нужно в какой-то момент, когда сложно, себя пересилить.   Я уже приводила тебе когда-то цитату: «Чем тоньше наслаждение, тем дольше  ему надо учиться».
 - Вы говорите, что очень хотели осуществить прочитанное в книгах. А когда поняли, что это невозможно, вы не испытали разочарования? Мыслей, что так не получится?
- Разочарования нет. Есть просто новое знание, которое в какой-то степени меняет прошлое представление. Наоборот, чем больше я физику изучаю, тем больше появляется восхищения перед природой. Я думаю: «Боже, как… Как все устроено, насколько…  Да, что-то неподвластно человеческому разуму, даже сложно уразуметь. Но есть такие вещи, которые….» Сложно выразить словами. Сложно.
Она рассмеялась. Дождь за окном стал прекращаться. В небольшой комнате стало светлее, и разговор потек в более лиричное русло.
- Скажите, а вы любите музыку?
- Очень, - улыбнулась она.
- Правда, что вы на гитаре умеете играть?
- Чуть-чуть, - голос прозвучал смущенно, - Я просто сейчас совсем забросила  игру… Я сама училась. Просто захотелось. Какие-то песенки подыгрывать…
- А слушать музыку любите?
 - Конечно.
- Какую?
- Ой. Хорошую, как говорят. Я люблю и классику, я очень люблю Баха… Прокофьева, Рахманинова…  Какие-то отдельные вещи, которые, в общем-то все знают.
 - Только классику?
- Нет, не только. Я люблю рок. Да, тот старый добрый рок моей молодости, который был тогда на пике популярности: Pink Floyd, что-то у Rollingstouns , что-то Queen, хотя и не все… Из наших – Nautilus Pompilius, Виктор Цой… Частично Чайф, ДДТ… Ну и много еще чего.
На этом я уже собиралась закончить разговор, поднялась,  начала прощаться, однако оказалось, что мысли еще не закончились:
- Можно, например, взять какую-нибудь тему по физике и представить ее через картину. Разложить искусство по косточкам с точки зрения физики.
У Татьяны Алексеевны загорелись глаза. Вот оно, что можно сделать! Связать искусство и физику! Возможно, это приблизит учеников  к ее пониманию?.. А я представила, как, созерцая возвышенную, одухотворенную картину, творение какого-нибудь великого художника, ты задумываешься не о картине как таковой, а о том, под действием ветра какой силы у девушки развеваются волосы, почему свет падает именно под таким углом и какова температура воздуха во время действия картины «Три богатыря», судя по их одежде. Честно говоря,  я содрогнулась. 
- Как же так? Что-то такое духовное, высокое, вдруг раз – и разрезать на кусочки, на что-то четкое и точное… Не знаю, у меня сердце кровью обливается, мне жалко картину, - рассмеялась я.
- А знаешь, здесь можно использовать принцип закольцовывания: начать с высокого - духовного, потом разъять на части, а потом опять вернуться к духовному. Но уже с пониманием этих частей. Я когда начала учиться на физфаке, стала ловить себя на том, что, проезжая в электричке и слушая стук колес, я начинаю сразу анализировать его с точки зрения физики. Период, частота, почему они стучат… А потом абстрагируюсь и просто слушаю этот стук.  Или смотрю на фонари в тумане, когда возникают радужные кольца…  И начинаю лихорадочно думать: почему они возникают, что это такое, как свет раскладывается, почему именно кольцеобразная форма… Сразу начинают возникать эти «почему?» буквально на каждом шагу. Ученые тем и отличаются от простых людей, что у них, как у детей, период «почемучества» остается  на всю жизнь.
 - А у вас он есть? А, ну да, вы же только что говорили…
 - Да нет, знаешь, сейчас, когда я стала заниматься в основном бумагами, они заслонили от меня, к сожалению, все мои «творческие» мысли. Иногда у меня возникает дикое желание все это бросить и заниматься только физикой. Или, например, театром. Я иногда вообще думаю, а туда ли я пошла? Мне страшно становится от этой мысли. Возможно, я бы с гораздо большим удовольствием занималась творчеством.
На этой неопределенной ноте  разговор закончился, и  Татьяна Алексеевна ушла в свои документы, сказав напоследок, что эта тема очень затронула ее и вряд ли скоро выйдет из головы.  Может, к ней придут новые мысли, и я смогу написать об этом что-нибудь еще. Сама я еще в раздумьях.
А что физика для вас? Голая наука, или духовность? Возможно, вы тоже видите в этом что-то необычное? Мне было бы очень интересно узнать мнение учеников гимназии, а потому очень прошу: не забывайте, что у вас всегда есть «Обратная связь»!
2008