пятница, 7 марта 2014 г.

МУЗЫКАЛЬНО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ "ПЕГАС" - стихи поэта ГОЛОВИНА К.

Первый день лета

Пробивает тучи мрак косматый,
Как стремительные стрелы с тетивы,
Вдаль бегут лучи сквозь сумрак смятый,
Словно огненные светлые ручьи.
Птиц под ними ходят хороводы,
А внизу – моря зеленых рощ,
Далеко вверху, под синим сводом
Начал зарождаться первый дождь.

Первыми с глубин садов зеленых
Запахи цветущие текут,
А невдалеке, с зеленых склонов,
Вереницей яблони бегут.
1999
***
К вечеру вдруг отступила жара,
В рощу нахлынул сумрак весенний,
А на пригорке в свете костра
Праздник свой бурный празднуют тени.

Звезды исчезли за сводами туч,
Лучик луны лишь сквозь них пробегает,
Не различить берега темных круч
Тех, что сады за собою скрывают.

Ночь наступает, уснула река,
Тыркнул сверчок, замолчать не желая.
Тени не прыгают возле костра,
Может быть, тоже они засыпают…
2000
***
Ходят тучи в сполохах зари
И боками красными сияют, -
Притомились будто бы они,
Словно без жары они скучают.
Степь лежит под пологом небес,
Травами душистыми играя,
На закате солнца синий лес
Распахнул врата земного рая.
Ласточки последние кружат,
Видно, видят сумрак недалекий.
Немудреной песенкой цикад
Был воспет луны восход высокий.
2000

***
Синие горы синею дымкой
Скрылись от взгляда за пеленой.
Лес затаился,
Осины, как скрипки,
Песни запели пред горной грядой.
Травы росою хрустальной умылись,
В поле зеленом – огни васильков,
Шапки деревьев позолотились,
Пестры холмы от душистых цветов.
Между камней пробегает дорога
И далеко к горизонту ведет,
Мир весь проснулся и новые звуки
Ветер на крыльях сюда донесет.
2000

***
Долгие дороги, что стремятся вдаль,
Синие озера, облачная хмарь,
Замкнуты лесами желтые поля,
Тучные колосья дарит нам земля.
Свесились с обрыва дачи и сады,
Дождь неторопливо окатил цветы,
Сосны изумрудной хвоею горят,
Долгие дороги, что нас вдаль манят.
2000

***
Лунная дорожка
Шепчется с луной,
В темноте играет
Лишь прибой волной.
Небо излучает
Теплый лунный свет,
Что мечты рождает
Вот уж много лет.
Стал обрыв невидим,
Что стеной навис.
Сказочные нити
 Звезды тянут вниз.
2000

***
Это лето ушло и уже не вернется,
В тучах сизых опять наползают дожди,
Тополиная роща в небо крышей упрется,
И в лесах на деревьях вспыхнут листья – огни.
Загорелись пожаром рощицы за рекой,
Будто шепчутся с ветром они,
И стоит на пороге сентябрь золотой,
И туман застилает ручьи.
Расступаются клены, холмы обнажив,
Устилаются листья коврами,
И сверкают лучи, как на солнце ножи,
Из-за туч, набежавших с ветрами.
2000

Облака
Как кони белые, взлетают
Над горизонтом облака
И мчат галопом за ветрами,
И видят землю с высока.

То соберутся над лугами
И над толпою тополей,
Качая белыми боками,
Витают в воздухе полей.

А то, дождем оборотившись,
Вдруг станут сотней ручейков,
Хотят обратно воротиться,
Но путь их, видно, не таков…

Они - создания покоя –
Царят в высокой синеве,
Под ними ласточки порою
Несут на крыльях солнца свет.

И облака не остановишь:
Они все вдаль и вдаль летят,
Неся с достоинством свой белый,
Свой ослепительный наряд.
2000

***
Спустилась с неба беззаботно
Шалунья милая весна,
То в марте нас пугала снегом,
То стала кроткою она.

Ручьями светлыми играя,
Боролась речкою со льдом
И, наконец, в начале мая,
Разверзнул небо первый гром.

И май ушел неторопливо,
Оставил зелень на лугах,
Июнь пришел в поля и нивы,
Напомнить чтоб о жарких днях.

Он дул своими ветерками,
Он был прекрасен и румян,
И щедро рассыпал грибами
Дожди над зеленью полян.
2000

***
Отступили дубы перед злыми ветрами,
И на землю пришли холода.
Осень в город пришла, и расцвел он зонтами,
И в угрюмом рассвете дома.

Человек, оглянись! Это лето надежды
Говорит, что уже не придет,
И укутаны кроны в золотую одежду,
Отправляются птицы в полет.

Облака нависают свинцовою кровлей,
Плотным строем сомкнулись они,
Истекая дождем, как прозрачною кровью,
Над рекою застыли мосты.

Темный омут блеснул легкой звездочкой рыбной,
И внезапно камыш зашуршал.
Может, это дух осени в пестрой накидке
По земле в города пробежал.
2000

Золотой ветерок

Он проснулся в солнечное утро
И взлетел до самых облаков,
Ветерок летел, согретый солнцем,
Полон сил, к проказам был готов.

В золотые спелые колосья
Он нырнул с огромной высоты,
Закачались на холмах спросонья
Желтые и алые цветы.

Рябь нагнал на темные озера,
Листья в стороны на иве разогнал,
Меж стволами старого он бора
Пробежал, немного поплутав.

В листья желтые зарылся, разбежавшись,
И упал, как будто утомясь.
Вдоволь, видно, за день наигравшись,
Он уснул до будущих проказ.
2000
***
Привыкнут скоро к тишине
Осенние леса, -
В них больше птиц нет, на траве –
Холодная роса.

Не так уж молнии блестят,
Не так красна заря,
И не сверкает озеро
Как блюдо янтаря.

Черны, пустынны берега,
Осыпалась листва,
Бегут по небу облака,
И холодны ветра.

Давно привычным иней стал,
Сверкая поутру,
Обнажены чертоги скал,
Что прятались в бору.
2000

***
Месяц светлой иглою прошил облака,
Протянулся за ним нитью свет.
Пролетела звезда, устремясь с высока,
А за ней пробежал длинный след.
Тускло светят снега голубым серебром,
И сосна облачилась в хрусталь,
И сверкают едва тускло блещущим льдом
Вновь река, уходящая вдаль.
Предрассветная ночь. Закружила метель,
Растревожили вихри снега.
Зашумела рябина, качается ель,
Ветер взвыл, растрепав тополя.
2000

***
Когда забыт покой души,
Сомненье – тайная заноза,
Я вновь иду в лесной глуши,
Где ждет меня моя береза.

Там камень, весь обросший мхом,
Родник бежит, играя светом,
И тополь шепчет с ветерком,
Стоит один в лучах рассвета.

Береза гладкою корой
Блестит, как будто светлой кожей,
В тени ветвей царит порой
Трава под ней зеленым ложем.

И знает дерево о том,
Кого люблю, лелею тайно,
Чей облик в душу мне ростком
Судьба забросила случайно.

И мне пора идти, но я
Здесь постою еще минуту.
Пусть опасения, роясь,
Уйдут, забрав с собою смуту.
2000
***
Ночью на ветке зеленым ростком
Март появился. Прошел ледолом,
Гнезда грачей оживились опять,
Яблони стали в саду зацветать,
Парк зашумел вековыми дубами,
Снова холмы запестрели цветами,
Снова в апреле стало светло,
Жаркое солнце нам дарит тепло.
2000
***
Туман напустила осенняя ночь,
И стали черны берега.
Дубы свои ветви раскинули прочь,
И каждая ветка – рука.
Исчезла дорога. Своим огоньком
Вверху заиграла звезда,
И месяц опять засветил фонарем,
Сквозь тучу просунув рога.
2000

Сулин
Под сенью парковых аллей
Сулин прекрасен жарким летом,
Сквозь кружева густых ветвей
Сияет солнце ярким светом.

Дубы сомкнулись в стройный ряд,
Шумят, как волны темной кроной,
Среди травы цветы горят,
А рядом – тополя и клены.

Они, как лес, к себе манят
И в тишине прохладной дремлют,
И как веселый звукоряд,
Многоголосен птичий щебет.
2000

Старый дуб
Стоит один, как великан,
Средь кленов – мрачный, одинокий,
Как не взорвавшийся вулкан,
На горизонт глядит далекий.

Ему минула сотня лет,
Но он еще не увядает,
Все так же радует рассвет,
Все так же лета ожидает.

Что видел он, не видел я, –
Ведь он ровесник двух столетий,
И в древних скрюченных корнях
Сияют листья желтым светом.

И мох зеленой сединой
Бежит корою к самой кроне:
Она подобна, даже в зной,
Его венчающей короне.
2000

***
Снега январскою зарей
Зарозовели светлым утром,
И зимний лес холодный сумрак
Хранит задумчивой порой.

Восход, как золото разлит,
Сияет солнце в яркой неге,
И облака застыли в беге,
И иней, словно жар, горит.

Река, засыпанная снегом,
Стоит, застыла подо льдом,
Березы белым серебром
Блестят, сияют ярким светом.

И, словно столб в фарфоре белом,
Сверкая льдом густых ветвей,
Как стаи белых голубей,
Упали с веток комья снега.
2000
***
Пригнулось небо синим сводом
К дождливой пасмурной земле,
И тополя с печальным стоном
Скрипят от ветра на скале.

Вдаль стая журавлей умчалась,
Стремясь за южной теплотой,
И положил свое начало
Морозам осени покой.

Не будут прежними восходы,
И задушевны – вечера,
За окнами сирени всходы
Смели холодные ветра.
2000
***
В тени, где волнует манящая даль,
В бору есть в жару притомленные сосны,
Стекает с них яркий прозрачный янтарь,
Так плачет сосна, утром пьющая росы.
Сюда неизвестные тропы ведут,
И блещут опять чуть заметные слезы,
Вглубь перелеска петляющий путь:
Здесь утро плетет золотистые косы.
Опять соловей, неизвестный певец,
Как бисер, рассыпал прозрачные трели.
И в вечер багряный, и в яркий рассвет
Густым янтарем плачут сосны и ели.
2000

***
Я не всегда в печали одинок:
Весь мир пронизан ею, словно нитью:
Печален увядающий цветок,
Печальны уходящие зарницы.
И время исторгает тяжкий вздох,
Прощаясь с часом – драгоценной каплей.
Лишь луч надежды – пламенный восток
Весел, это кажется загадкой.
2000

***
Волнующий – прекрасен этот сон:
Его принес с собою дивный вечер,
И я хочу, чтоб каждый день был он,
Чтоб снилась каждый день с тобою встреча.

Как наяву я вижу блеск волос,
И озарен весь мир хрустальным смехом.
И он звучит, собой пленяя слух,
И он звенит повсюду громким эхом.

И я боюсь теперь открыть глаза:
Открою их – исчезнет наша встреча,
Уйдет опять блестящая луна,
И сон возьмет с собою ясный вечер.
2000

***
Не войте, холодные ветры,
В морозные трубы опять.
Довольно вам старые ветлы
На речке замерзшей терзать.

Довольно нести караваны
Сквозь неба густых облаков,
Довольно вам, в снег, словно в саван,
Опять одевать ряд холмов.

Вы лучше тепло принесите,
Сюда позовите весну,
Суровую зиму сгоните,
Чтоб снова ушла  та ко дну.
2000

Туман
Туманы плывут над рекою,
Без штурма берут города,
Своею густой пеленою
Плывут сквозь года, сквозь года.

Туман, как никто, равнодушен:
В нем нет ни души, ни добра,
Последнюю чашу осушит,
Последнюю каплю тепла.

Податлив и мягок, коварный,
И кажется, нету конца.
В нем нет ни грозы, ни пожаров,
В нем ходят по кругу сердца.
2000

Журавли
Журавли холодным косяком
Тянут крик, похожий на предсмертный,
Промелькнув над мертвою рекой,
Растворились в синей коловерти.

Покидая отчие поля,
Небеса, что тучи сводом сдвинут,
Тянутся за теплые моря,
Уплывая стаей на чужбину.

Может, им чужбина не мила,
Сердце грезит о родных просторах,
Но душе ведь хочется тепла,
Лишь душа влечет их вдаль, за море.

Там, где теплый плещется прибой,
В поднебесье горы убегают,
Этот край землею стал второй,
Стал приютом журавлиной стае.

Потому, наверно, по весне
Журавли на Родину стремятся,
Чтоб прильнуть к дымящей борозде,
Чтобы здесь до осени остаться.
2000

Город мечты.
В этом городе, который живет,
Но не видно его с высоты,
С новой песней тот город встает
И зовется он Город мечты.
Только чистое небо над ним,
Он не ведал войны никогда,
И несчастья плывут, словно дым,
Уходя в никуда, в никуда.

Каждый проблеск ночного окна
Отражается в сердце теплом,
И кругом – тишина, тишина,
Тишиною все дышит все кругом.

На ладонях больших площадей
Фонари словно свечи горят,
На восторженных лицах людей
Словно искры, снежинки блестят.

И над ним, словно с уст облаков.
Над домами вздыхают ветра,
Город нежно встречает любовь,
Чтоб ее пронести сквозь года.

Ярче всех для него солнца свет,
Его звезды сияют сильней,
Не исчезнет в течение лет,
Просыпаясь для счастья людей.

Этот город никак не назвать,
Не придумать имен для него,
Для других он готов все отдать,
А взамен не дает ничего.
2000

***
На небе дрогнула звезда,
И горизонт озолотило.
Гори, прекрасное светило,
Неси для сердца луч тепла.

Свети над бездною ущелья,
Над частоколом темных скал,
Найдет пусть каждый, что искал,
Гори над бурей и метелью.

Гляди на страх пустых надежд:
Они взлететь, как вы, хотели
И в мыслях в вышине горели,
Но ты одна лучишь свой свет.
2000

***
Заговори, усталый ветер,
И пусть с тобой зашепчет даль.
Ты многих знал, ты многих встретил,
Тебе не ведома печаль.

И снова ты летишь, усталый,
Не в силах сдвинуть облака,
Тобою буря завывала,
Тебе не ведома тоска.

Лети стрелой, стремись лавиной
Быстрее мысли в небесах,
Но а пока лежишь без силы,
Ночуешь в мертвых парусах.

Приди весной, тугой и юный,
Смети последние снега,
И гни березы, точно струны,
И рви с усмешкой облака.
2000

***
Как шпалы звучали, как небо алело,
И поезд рубил набежавшую тьму,
И пел горизонт, и дорога звенела,
Промчался вагон, исчезая в дыму.
Промчался, разбив перелесок угрюмый,
Разлился в округе протяжный гудок,
И вновь перестали дрожать, словно струны,
Две жилы, связавшие юг и восток.
2001

***
За окном нависли тучи,
Дрогнул громом небосвод,
Скрылись реки, скрылись тучи,
Под завесу быстрых вод.
За полями засверкали
В свете молнии леса,
Словно саблями из стали
Разделили небеса.
По дорогам побежали
Снова резвые ручьи,
Заскрипели, застонали
В парке старые дубы.
2001

***
Что же, белый камень у дороги,
Ты один стоишь средь серых скал,
Как обломок сказочных чертогов,
Оторвавшись, на землю упал.

Ты, может быть, тоже одинокий
И считаешь медленные дни.
Занесет судьбою в мир жестокий, -
Белый камень у немой стены.

Если стал бы ты вдруг человеком,
Жил один. Один среди людей.
Ты распался под стопою века,
Белый камень серых крепостей.

Над тобою хвоей дышат ели,
Солнце дарит пламенный закат,
И родник бежит из темной щели,
Белый камень только ночи рад.

Белый камень в темной стали сердца,
Задрожал топор у палача,
Ты проник в неведомую дверцу,
Ты сквозь разум воле прокричал.

Но как часто мы тебя не слышим,
Преступая сквозь твой голос, честь.
Твоим светом наша правда дышит:
Белый камень в каждом сердце есть.
2001
***
Летели птицы с облаками,
Порою обгоняя их,
Мечты катились за мечтами
И, как ручьи, бежали дни.

И в темноте вдруг появилась,
Как солнца луч, мелькнула ты,
И небо сразу озарилось,
И ярче вспыхнули цветы.

Я б смог тебя воспеть стихами, -
Стихам смущенье не дано,
Но птицы скрылись с облаками,
И обнажили воды дно.
2001
***
До свиданья, осень, до свиданья,
Снова мы прощаемся с тобой.
Осень – это символ расставанья,
Осень – это наш последний бой.

И в небытие уходят грозы,
Песня сердца близится к концу,
Что такое осень? Дождь, как слезы,
Осень – посеревшее лицо.

Мы опять торопимся куда-то,
Оглянуться можем иногда,
Осень – побледневшие закаты,
Осень спеленала города.

Души улетают с журавлями,
Уходя в заоблачную синь,
Осень замелькала серыми полями,
Осень далека в своем пути.
2001

***
Все останется где-то вдали, за закатом,
Убегут суетливые дни.
Но быть может, мгновенья вернутся когда-то,
И останутся только они.

Звезды вдаль заглянут и раздвинут туманы,
И прямая дорога светла…
И тогда я проснусь, от любви своей пьяный,
Если ты только мимо прошла.

А над городом дождь пусть стучится по крышам,
Тяжела и уныла пора.
Я тебя отыщу и, быть может, утихнут
Этой жизни суровой ветра.

Пусть луне это небо и полночь не милы,
И погаснет она все равно,
Буду жить для того, чтобы снова светило
Мне твое словно солнце окно.
2001

Желтые листья

А над городом сединой одеваются облака,
И поникли дубы головой.
Над домами кружится листва,
Одевая асфальт желтизной.
Над дорогами меркнут огни,
Еле слышно минуя меня.
Но не греют, не греют они,
И летят, тишину хороня.

Желтые листья кружатся и падают,
Желтые листья печалят и радуют,
Желтые листья как блики весенние,
Может, вы гибнете ради спасения?

Желтый лист жмется к окну
И летит в пелене дождя,
Исчезает он в сером дыму,
Верю, он отыщет тебя.
За туманом твое окно,
Ну а мимо листва летит,
Может, ей донести суждено
В твое сердце слова любви?…
2001
***
Я не Мастер, - стих не тронет душу,
Не споет натянутой струной,
Не сбежит ручьями и на сушу
Не плеснет вдруг вспененной волной.

На бумаге вновь печаль разлита,
Я лелею прежнюю мечту:
Ты меня люби, как Маргарита,
Я тебя люблю за чистоту.

За тобой пойду в огонь и пламень, –
Горяча бывает часто кровь.
Равнодушие – тяжелый камень,
Тот, что в силах сдвинуть лишь любовь.

Пред тобою - дьявола пусть свита,
Затрепещет даже сатана.
Будь же ты дерзка, как Маргарита,
Наши души будут, как одна.

Это зелье в хрустале бокала
Мной когда-то выпито до дна,
Сладкий яд окутал ум туманом,
От тебя я пьян, как от вина.

Я не Мастер, - пусть слова избиты,
Вновь гляжу в синеющую даль…
Ты прекрасна, словно Маргарита,
Одного лишь взгляда буду ждать.
2001

***
Прекрасен этот день, что начинался
Сурово, словно зимняя заря,
И этот луч, что с облаком расстался
И вниз упал, как капли янтаря.

И эта птица: в выси промелькнула
И черной точкой стала над землей.
Последняя звезда лишь раз блеснула,
Погибла в свете утра, как герой.

И шелохнулся лес завороженный,
Ему лишь дуб ответил, молчалив.
Унесся вдаль, исчезнув, мрак сверженный,
Остались ветер с полем вновь одни.
2001

 ***
Я дикий зверь – в глазах бушует пламя,
Мои клыки как два стальных ножа.
Крадусь вперед неслышными шагами,
Со мною только желтая луна.
Передо мной деревья отступают,
Чащоба снова пятится во мрак,
И лишь костер во мгле ночной сияет,
Он на меня один наводит страх.
Я не боюсь холодного тумана,
Не страшен грозный посвист ветряной,
Но почему же в ужас повергает
Колышущийся вдалеке огонь?
Ты, человек, проник в мои чертоги,
Спокойно спишь под куполом листвы.
Из темноты мой взгляд впился острогой
В твое лицо. Как беззащитен ты!
Я снова двинусь тихими шагами,
Во мне бушует ужас вековой,
Не брошусь. Пусть тебя оберегает,
Как сотни лет, недремлющий огонь.
2001

***
На степь луна бросает свет свой слабый,
Чтоб умереть от утренней зари.
Зашевелились старые курганы,
И из земли встают богатыри.
Пусть не сверкают старые шеломы, -
Не притупили пики острия,
На ком-то пленных ржавые оковы,
На ком-то след от вражьего копья.
И собираясь ровными рядами,
Идут в свой незаконченный поход,
И стонет степь под гулкими шагами,
Вновь старый князь к победе их ведет.
Их рать сквозь степь полночную шагает,
И блеклым светом каждый щит блестит,
Они наш чуткий сон оберегают,
И лишь предатель в эту ночь не спит.
Заря чуть медным горном затрубила, -
Богатыри воротятся назад,
Сомкнутся, как и прежде, их могилы,
Не умерли они, а только спят.
2001

***
Свет холодный. Белое сиянье,
Неповторимо-яркий диск луны.
Я один. Не видно звезд мерцанья,
Сквозь решетку звезды не видны.
Штык блеснул и замер с мертвым звоном.
Тишина. Сменился часовой.
Каземат окутал мрак бездонный,
Между мной и прошлым став стеной.
А в столбе серебряного света
То ли призрак, то ли чудный сон.
За вуалью – прозрачной завесой –
Показалось юное лицо.
И под звуки звездного органа
В тихом танце кружится она,
Девушка в одежде из тумана,
Словно фея призрачного сна.
Сердце рвется, как из клетки птица,
В этот круг, очерченный луной,
Чтобы взглядом с ней соединиться,
С ней – прекрасной, легкой, неземной.
Чуть соприкоснулись наши руки,
Озарилось чуткое лицо,
В танце, под неведомые звуки,
Распаялось смертное кольцо.
Нашему дыханью стало тесно,
Встретились две пары жарких губ,
И в груди прекрасной неизвестной
Я услышал сердца громкий стук.
Поднимаясь выше, выше, выше
Над тюремной каменной стеной,
Мы парили над далекой крышей
Под огромной желтою луной.
А когда восток забрезжил ало,
Мы умчались в сторону ночи…
В темноте, прикованное к нарам,
Мое тело бездыханно спит.
2002

***
Помнишь, как когда-то вглядывались вдаль,
Где в отблесках заката путей лежала сталь.
Две нитки рельс бок о бок за горизонт бегут,
По ним промчится поезд и рельсы оживут.

Со звонким перестуком опять заговорят
О горе и разлуках, о смутных темных днях.
Наматывая версты, туманами дыша,
Стучат, стучат колеса, спешат, спешат, спешат.

Перекликаясь с эхом, хрипя, гудок кричит,
Назад перрон уехал, а новый не спешит.
В вагоне опустевшем никто не одинок,
Им еле шепчут рельсы, что путь их недалек.

И встречный ветер рвется из приоткрытых рам,
И чей-то взгляд несется к далеким огонькам.
Так жизнь летит с надеждой все так же дальше жить,
Но вот колодок скрежет – кому-то выходить.

А за окном мелькают вокзалы и мосты,
И в рощах доцветают последние цветы.
И как страна огромна, ты в поезде поймешь:
Среди долины ровной блестящий путь поет.
2002
 
Здесь и там
Здесь ветер по небу гуляет привольно и тихо,
Здесь сосны шуметь в затаенном дыханье устали,
А где-то давно бой кипит и по радионити
Шнуры натянуть подается сурово команда.
А где-то глаза повстречали друг друга в прицелы,
И плюнули люди, озлобясь, друг в друга кусками металла,
Вдруг рукотворенная разом вздохнула стихия
И дальнюю даль, не колеблясь, с землею сравняла…
Здесь пенный прибой, налетая, о молы колотит так яро,
Здесь чайки летят над волной, белокрылые, низко.
А там пробивается солнце сквозь копоть пожара,
И снайпер берет чью-то жизнь на предательский выстрел.
Не птицы летят над землею, а свищут осколки,
И дышат солдатам в лицо раскаленные газы,
Не дождь, а слепой пулемет злобно в бруствер молотит,
И слышат здесь люди давно не слова, а приказы.
Здесь, в горные цепи вгрызаясь, ползут серпантины упорно,
Здесь горное эхо, шутя, возвращает слова нам подолгу…
А где-то гремел БТР и, на мине подорван,
И под непрерывным огнем полетела пехота.
Патроны кончаются, крепко к прикладу примотан последний,
И паре гранат уж в ячейке окопа давно не лежится,
Дымит горизонт и за танками – ровные цепи,
И скоро последний патрон пригодится…
Здесь так глубоко и безоблачно синее небо,
Здесь счастьем полны и надеждой прекрасные лица…
А где-то, как коршун кружа над опаленным снегом,
Из всех своих пушек опять штурмовик матерится.
Сгибается линия фронта от сильных ударов, и
Незащищенное сердце солдаты в атаки бросают…
А там, где всегда был покой, пусть всем будет понятно,
Что где-то, в дымящей дали, и за них умирают.
2002

Полюс
Под Полярной звездой мы с тобой не родились, не выросли,
И наш дом – материк: под ногами – не лед, а земля.
Здесь не тают снега, мы здесь многое, многое вынесли
С той поры, как сошли с корабля.
Ветер мачты качает, помехами рация давится,
И в наушниках тихо, но четко морзянка звучит.
Здесь торосы и льды вдалеке с горизонтом сливаются,
Яркий свет лишь сердца холодит.
Вместе с ветром холодным проносится смерти дыхание,
Возле сходней вчера проглотила тягач полынья.
И останутся, может, от нас только воспоминанья,
Пусть же вечно нас помнит земля.
И ночами бессонными дом вспоминается,
А сиянье рисует картины родимой земли:
Там весна, и сирень под окном распускается,
Ну а здесь только колются льды.
Круг полярный кольцом ледяным ограждает от времени,
Не доносятся свет и гудки кораблей,
А она далеко, и одна только мысль во спасение,
Что любуюсь луной вместе с ней.
2002

***
На чьих-то скрижалях застыли победы навеки,
И горы героев хранят имена.
И мест неизведанных мало осталось на свете,
И тихо поет чью-то песню струна.

А где-то еще не проложены тропы, -
Они непременно уходят в зарю.
И здесь, в этом мире безбрежном, огромном,
Свою, может быть, я страну отыщу.

Там нет снегопадов, всегда - только яркое лето,
Там тучи не скроют от глаз небосвод,
И только луна своим ярким безудержным светом
Туда чье-то сердце опять позовет.

Там солнце садится в лазурное море
Над этой счастливой страной,
И только подруги Разлука и Горе
Обходят тот край стороной.

И в этом краю заколдованном, дальнем,
Живущем сто лет, не скорбя,
Здесь все так прекрасно, и все так печально, -
Ведь в нем нет со мною тебя.
2002




Посвящения Кириллу Головину
 

Застенчивому поэту
Тебе, о мой застенчивый поэт,
Я эти строки посвятить хочу.
Твоей души на свете чище нет, -
За чистоту я дружбою плачу.

Твои глаза – прекрасный талисман,
И нет надежней твоих сильных рук.
И если на душе твоей есть шрам,
То только громче сердца мерный стук.

Ты молчалив и очень одинок,
Но слышу песню я сомкнутых уст.
Да, на тебе – творца венок.
И взгляд надеждой полон, а не пуст.
Елена Лазченко
15.08.01


Стихотворения по заданным словам:

доверчивый, крыса, скрытный, кошки, роща, звуки, лира, задумчивость, новые, дорога
(задавал Кирилл)

Доверчивый скрытный мальчишка
Средь рощи столетней мечтал
И звуки ловил, что, как книжка,
Ему шум ветвей навевал.

Дорога и новые звуки
Сквозь рощи размеренный шум
Слагались у речки излуки
В стихи, как плоды долгих дум.

Родился мальчишка в год крысы,
А кошек всех любит подряд:
                                     О них его помыслы, мысли,                     
Рифмованных строк звукоряд.
Зоя Хадыкина
4.05.01

***
Доверчивая крыса,
Задумчивая лира,
Ты звук, довольно скрытный,
И роща, в кошках вся.

Ты новая дорога,
Доверчивая слишком,
Кошатник нежнозвукий,
И я люблю тебя!
Олеся Баева
4.05.01.



Страничка Кирилла Головина на Литпортале в Интернете.