суббота, 8 марта 2014 г.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГРУППА - проза и стихи ГЛЯДЕНЦЕВОЙ П,



Сборник прозы и стихотворени


Падший ангел.

Второй вариант, 2008 год


Ты знаешь, что среди нас живёт ангел? Нет, конечно, ты не знаешь. Но, может быть, ты видел его или, точнее, ее? Она не знает, что она - Ангел. И ты этого не знаешь. И никто не понимает, почему именно она была послана на землю, чтобы любить и страдать, надеяться  и верить, но не быть любимой…Может, ты видел её в толпе? По её лицу текли слёзы, помнишь? Тогда ты не догадывался, что они холодные. Ты не понял, что перед тобой Ангел. Но, прочитав её историю, ты поймёшь. Конечно, если умеешь читать между строк…  Нет, ты должен её знать, ведь она та, которая любит тебя. Прочитай, может быть, тогда  поймёшь, кто она. И изменишь её. Ведь ты не знаешь, каково это – быть Ангелом…
                                                                             
***
Ангелина шла по заснеженной улице. Мимо спешили прохожие. До нее никому не было дела.  А она замерзала. По ее щекам текли слёзы, они были холодные, но Ангел их не замечала. Шла она медленно, потому что на плече висел футляр с гитарой. Только что разбилась её мечта. Вернее, сначала ее разбили, а потом топтали, вминали в грязь…Она вспоминала всё с самого начала, раз за разом прокручивая свою боль, ненавидя её и наслаждаясь ею…

***
                Ангелина робко постучала в дверь. В руках она держала гитару.
-Заходите! – прозвучал бодрый голос.
Ангелина зашла. Это была небольшая  комната. В центре стоял микрофон, рядом - синтезатор, вокруг - несколько стульев. У музыкантов был перерыв. Двое курили возле окна. Девушка просматривала какие–то листы, мужчина сидел на стуле. По–видимому, он был здесь главный. Он ободряюще улыбнулся, и Ангел осмелела:
-Здравствуйте, я Петрова Ангелина.
-Так это о тебе мне говорили? Я думал, ты постарше. Сколько тебе лет?
-Двенадцать.
-Ты на гитаре хорошо играешь?
-Нормально. Три месяца назад музыкалку закончила.
-А можешь что-нибудь исполнить?
-Заказывайте, - Ангелина привычным жестом сняла с плеча гитару.
-Ты все песни знаешь?
-Нет, но я подбираю хорошо.
-Ну, тогда сыграй что-нибудь современное.
Ангелина взяла гитару и воспроизвела какую–то прилипчивую популярную мелодию.
-Ну что же, по-моему, очень даже неплохо, - сказал тот, который был здесь за главного, помолчав немного после того, как она закончила играть.
-А по мне так  даже отлично, -  вдруг сказал один из куривших у окна музыкантов. Оказывается, он тоже внимательно слушал музыку.
                «Главный» снова недолго помолчал, а потом спросил, с интересом глядя на девушку:
-Хочешь работать с нами?
-Да, очень, - слишком поспешно кивнула она. Наверное, ей тоже полагалось помолчать немного так, для виду.
-Ну, так оставайся. Ребят наших всех знаешь? Это Николай, гитарист. Он у нас самый старший. Ему 19. Это Женя, ему 17 лет, но он гений. Играет на всем, где есть клавиши. И, наконец, Алёна, солистка. А я…
-Я знаю! Вы…- снова чересчур поспешно перебила его Ангелина, но он, не особо обращая на нее внимания, продолжил:
-А я Станислав Михайлович, продюсер, поэт и композитор, как говорится, три в одном. Так что со мной надо дружить. Репетиция завтра в пять. Будем ждать, приходи.
                                                                             
***
Ангел Ина смотрела на облако. Там отражался человек. «Главное, чтобы архангел не засёк», - подумала Ангел Ина. Если кто-нибудь узнает, что она полюбила земного человека… Могут отправить в Ад, а там ангелов не очень – то и жалуют, даже если они отправлены туда за чёрные дела.
Было обычное райское утро. Старшие ангелы отправились на какое-то задание. То ли потоп, то ли землетрясение. Ину на задания  не брали -  мала ещё, всего 12 сотен лет.
Вдруг человек на облаке исчез, и появился Архангел:
-Ангел Ина! Тебя вызывает Бог!
В голове у Ангела отчаянно пронеслось: «Неужели им все известно?»

***
Ангелина застёгивала футляр, когда на неё вдруг посмотрел Женька… Ангела словно током ударило. Она схватила гитару и выбежала из комнаты.
Ангел шла по улице и размышляла: «Зачем я убежала? Как я, наверное, глупо выглядела. Хотя, какая мне разница, какое я произведу впечатление на Евгения? Станислав Михайлович сказал, что Женя – гений. Правильно, на то он и Ев – гений. А он такой симпатичный, - мечтательно подумала Ангелина и тут же одернула себя, - стоп, стоп, он меня на 5 лет старше,  на такую малявку и не посмотрит. Это невозможно! Хотя нет ничего невозможного... В любом случае, надо посоветоваться с Феей».
                Ангелина свернула на другую улицу и пошла к своей подруге Софии (она же Фея).
                Начинался дождь. Он был мелкий, но от этого становилось ещё противнее.  «Уж лучше ливень», - с тоской подумала Ангел и открыла калитку.
                Во дворе было много цветов. Кому–кому, а уж им-то такой дождичек явно пришелся по вкусу. Не прибьёт к земле и освежит.
                 Фея, как обычно, была в библиотеке. Это была очень уютная комната с огромными книжными шкафами у стенок и столом в центре.
                -Привет! – поприветствовала подругу Ангел, кинула на пол сумку и плюхнулась на диван.
                -Ну, как твой клуб? – спросила Фея, как обычно не отрываясь от монитора.
                -Отлично! Там, помимо меня, гитарист, солистка и ещё один человек, который очень мне понравился.
                Фея  повернула голову и посмотрела  на подругу. Наверное, это означало: «Так, с этого места поподробнее».
                -В общем, сначала на меня катили бочку, что я маленькая. Но потом я им сыграла, и они умолкли. Мне представили всех, а потом, когда я уходила, на меня посмотрел Женька. Я это и передать не могу! Ярко – голубые глаза, тёплая улыбка…
                -Да кто он такой, этот Женька?
                -Объясняю последний раз для самых умных. Евгений, музыкальный гений. В группе играет на синтезаторе. Ему 17 лет.
                -Всё ясно. В данном случае шансов у тебя ноль.
                -Это ещё почему?! Из-за разницы в возрасте?
                -И из-за этого тоже. Понимаешь, существуют разные возрастные группы. От 7 до 10, от 10 до 13, от 13 до 17, от 17 до 20, и так далее, - Фея явно хотела казаться умнее, чем есть на самом деле. - Пока вы в разных возрастных группах, он будет считать тебя маленькой.
                -Я не маленькая! Ему просто надо узнать меня поближе.
                -Согласна. Но не факт, что это поможет.
                -Поможет!
                -Ладно, Ангел, утихни. Ты на него 5 минут смотрела. Вот когда ты будешь видеть его каждый день, познакомишься поближе, тогда мы и поговорим. Хорошо? 
                -Хорошо. Я пойду домой, сочинять грустные песни. Пока.
                -Пока грустные, а потом веселые, что ли? – теперь Фея попыталась сострить.
                -Да нет, - улыбнулась ее не совсем удавшейся попытке Ангелина. – Пока – это значит «до завтра».
                Но подруга уже снова «зависла» в Интернете.
                                                                             
***
Ангел Ина стояла перед Богом. Никто не смел смотреть ему прямо в глаза, тем более провинившиеся.
-Ты знаешь, почему ты здесь? – спросил Он.
Ангел кивнула.
-Отвечай!
-Да.
-Ты позволила себе полюбить земного человека? Почему?
-Это большой грех - Любить? – от страха Ина осмелела.
-Для ангела – да! Ангелы должны владеть своими чувствами!
-Как же мы можем внушать людям добро и любовь, если сами не можем любить! Поэтому они нам и не верят! – со слезами закричала Ина.
-Ангелы любить могут, но не должны. Этот закон действует миллионы лет, и до тебя  его ещё никто не нарушал. И за это ты будешь наказана.
-Меня отправят в Ад?
-Нет. Тебя отправят на Землю. Там ты будешь любить этого человека…
-И это все наказание?!? Да это же то, о чем я только могла мечтать! Господи, спасибо тебе! – Ангел хотела броситься на колени, но Господь жестом остановил ее и невозмутимо продолжил:
-Но он никогда не полюбит тебя…А теперь прощай, Ангел Ина…
Свет померк, и Ина услышала свой голос: «Нееет!» Ангел провалилась в пустоту…
               
***
Ну что, ты узнал, кто это? Нет? Тогда читай дальше. И, может быть, ты поймёшь. В твоих силах ослабить это наказание. Ты можешь изменить то, что предрёк сам Бог. Ведь ты не знаешь, каково это – быть падшим ангелом…

***

-Все в сборе? Отлично! Сегодня мы разучиваем новую песню. Алёна, посмотри пока слова. Ина, Коля, берите ноты, разбираем первую страницу. Женя, подожди чуть–чуть.
Ангел взяла ноты. Совсем лёгкие! Гитара  - аккомпанемент. Основная партия у Жени. Но, несмотря на кажущуюся простоту, учили почти час. Никак не получалось одновременно заканчивать и приглушать звук, когда вступал Женя.
-Вполне прилично. Но, конечно, Ина, дома тебе придётся очень много играть.
Ангел кивнула.
-Давайте попробуем теперь с Алёной. Пока без микрофона. Смотрите, играем очень тихо и слушаем Алёну.
  Алёна пела красиво. Но ещё лучше играл Женя. Ангел заслушалась и сбилась. Прозвучал фальшивый аккорд.
-Стоп-стоп! Ина, в чём дело? – Станислав Михайлович посмотрел на часы. – Бог мой! Мы уже 2 часа занимаемся. Конечно, девочка устала! Объявляю перерыв. Сходите в буфет. Потом прогоним пару раз и – по домам.
                                                              

***
Когда Ангел вышла из клуба, смеркалось. На дорогах блестели лужи. В них отражалось что-то непонятное. В душе тоже всё было непонятно. Женя разговаривал только с Алёной. Ангел уже подумывала о том, чтобы как-то устранить наметившуюся соперницу.
-Ну что, быстро рассказывай! – едва завидев подругу на следующий день, сказала Фея.
-Ничего хорошего. Он разговаривает только с Алёной, а мне не сказал ни слова. Фея, ты можешь мне занять пару тысяч долларов?
-Зачем?!
-Как это, зачем? Обратиться к наёмному убийце!
-Да за такие деньги ни один  уважающий себя киллер работать не будет.
-Ты это точно знаешь?
Фея пожала плечами, потом спросила:
-А вообще зачем это тебе? Ты, наверное, шутишь?
-Да какие уж тут шутки! Хотя если ты знаешь другой способ…
-Я думаю, выход есть всегда, - немного поразмышляв, сказала Фея. Сегодня она была самой собой. Или просто еще не совсем проснулась.
Ангел споткнулась.
-Что с тобой?
-Шнурок развязался. Это Алёна виновата!
-С какой стати?
-Я про неё сейчас думала. И чуть не упала. Значит, она виновата!
-Теперь ты во всём Алёну винить будешь?
-Конечно! А как же иначе?

***
Голова была свинцовой. Руки плохо слушались. Ангелина не обратила на это  особого внимания. Только подумала: «Ничего страшного. Обычная любовная горячка».  На своё состояние ей было наплевать. Сейчас ей был важен только Женя.
На репетицию  еле дошла. Когда начали играть, она даже не смогла нагнуться за гитарой.
-Стоп! В чём дело? Ангелина, соберись!- недовольно произнес Станислав Михайлович.
-Всё нормально, - заплетающимся языком пролепетала Ангел.
-Держите её! Она же сейчас упадёт!
Пока туго соображающий Коля понял, что от него требуется, Женя подбежал к девочке. Одной рукой вернул её в вертикальное положение, в другую взял падающую гитару.
-Куда её?
-Куда, куда! В кресло! Кроватей не держим! Алёна, сбегай в буфет, принеси воды. Не в больницу же её тащить!
Женя прикоснулся ладонью ко лбу и тут же отдёрнул руку.
-Кипяток!
-Всё ясно, она заболела. Зачем же тогда пришла на репетицию?
В дверях появилась Алёна со стаканом воды. Пока размышляли, что же делать с водой: побрызгать или полить прямо из стакана,- Ангелина открыла глаза.
-А что это было? – смущаясь от всеобщего внимания, пробормотала она.
-Да так, обморок, - усмехнулся Женя. – Ну ты даешь, прям как в книжках, никогда не видел, как люди сознание теряют.
-Почему ты не сказала, что болеешь? Могла бы сегодня не приходить, - сказал Станислав Михайлович.
 -Я сама не знала. Как–то случайно все вышло, - девушке было явно не по себе.
-Вот что, солнце, езжай-ка ты домой. Полежишь, полечишься. Такси вызвать?
-Не надо, я сама, - Ангелина встала с кресла, помотала головой, поморщилась от острого приступа боли.
-Точно дойдёшь?
-Да. Спасибо. Извините. До свиданья, - она еще раз оглядела всех, задержала свой взгляд на Жене и вышла из комнаты.
Ангелина шла по улице и совсем не замечала, что на плече нет гитары. Никогда еще ей не было плохо до такой степени, чтоб забыть ее где-то и не обратить на это внимания. Вдруг она услышала гудок, посмотрела в сторону, увидела два огромных жёлтых глаза и остановилась в нерешительности. Она всегда удивлялась, как это люди попадают под машину, ведь можно отскочить, перебежать дорогу, в конце концов… Додумать она не успела.  Больно не было, только ужас, нечеловеческий ужас и темнота. Но почему-то, погружаясь в эту темноту, Ангелина испытала облегчение.                                                      

***
Вдруг стало светлее. Ангел увидела лицо. Это был Бог. Он смотрел прямо на нее и улыбался.
-Как дела? -  наконец, спросил он.
Ангел возмущённо отвернулась. Она больше не боялась его, она уже знала, что это такое – быть отвергнутой.
-Видишь  там дверь? –кивнул головой куда-то в сторону Бог. -  Если хочешь, можешь вернуться.
-Ага, значит, теперь у меня есть выбор! И за что только такая милость!
-Ну – ну, потише, мы всё же в чистилище, - он подошел к ней, помог встать на ноги.
Ангел посмотрела ему в глаза и устало спросила:
-Я одного не пойму: зачем тебе всё это?!
Бог молчал, тогда она продолжила:
-Ты никакой не добрый! Я и не думала, что ты сможешь так поступить! Ты такой же, как все люди. Знаешь, как они иногда поступают? Ползёт муравей, а человек засыпает его песком и смотрит потом, как несчастная букашка будет выбираться наверх. А если муравей не появляется, человек разгребает песок и смотрит на чёрненький трупик. Ты поступаешь так же. А ведь ты можешь одним усилием мысли сделать всех людей счастливыми!
-Я не могу, - вздохнул Бог. - Когда человек рождается, у него появляется судьба. Я уже ничего не могу в ней изменить. Может только сам человек. Но в твоей судьбе Жене нет места, или тебе в его, это  с какой стороны посмотреть. И разве Женя не счастлив? У него есть любимая девушка, любимое занятие. Это его судьба, пойми, наконец!
-А как же я? Я не достойна счастья? – Ангел готова была заплакать от собственного бессилия, потому что понимала: он прав, как всегда прав!
Бог положил ей руку на плечо, сказал только:
-А ты не человек, ты - Ангел.
-Раз я живу на земле, я  - человек! – слабо пытаясь сопротивляться его воле, воскликнула она.
-Нет. Кем ты родилась, та ты и есть…Но нам пора заканчивать, там уже «скорая»  приехала. Ты возвращаешься?
 -Нет!
-Тогда прощай.
-Не прощу! – закричала Ангел, снова стремительно проваливаясь куда-то.
                                                             
***
Открыв глаза, Ангелина увидела белый потолок. Повернула голову в сторону и увидела Фею.
-Очнулась, слава Богу! – обрадовалась подруга.
-А что со мной…опять…случилось? – язык слушался плохо.
-Да так, совсем ничего. Просто тебя машина сбила, - Фея пересела поближе к ней. – Ты лежи, не вставай. Мама твоя сейчас у врача, она всю ночь возле тебя просидела.
-Да? А что, со мной что-то серьезное? – девушка пошевелила руками, потом ногами. Боль где-то была, но она не могла понять, где именно.
- У тебя переломы рук, сотрясение мозга, синяки да ссадины. В принципе, ты легко отделалась. Могло быть хуже.
«Руки! Мои руки! А как же гитара? – пронеслось в голове. – Я ведь, кажется, играла на гитаре…»
Ангелина попыталась сесть на кровати. Кажется, руки были в порядке, в гипсе, но все-таки слушались.
-И долго мне здесь валяться? – успокоившись, спросила она.
-Да, видимо, придется…
-Кошмар! А что с моей гитарой?
Фея пожала плечами:
-Не знаю, с тобой её не было.
-Это хорошо, значит, с ней все в порядке. Наверное, я в клубе ее забыла, - память начинала к ней возвращаться. - Слушай, тебе задание. Сходи в клуб, забери мою гитару, скажи, что меня некоторое время не будет. Можешь даже сказать, в какой я больнице и в каком отделении. Вдруг кто-нибудь захочет меня навестить.
Фея хмыкнула:
-Так ты ради этого под машину бросилась? Хорошо, скажу, и гитару твою заберу, да заодно и посмотрю на этого твоего, Ев – гения!
Когда подруга ушла, Ангел снова легла на кровать и уставилась в потолок. Значит, она случайно попала под машину. Или все же не случайно? Что он там говорил про судьбу?  Он изменить не может? А человек? Человек может. Значит, шанс у нее есть, пока она на земле и пока Бог снова не вздумал пошутить над нею.                                                     

***
Навещали только Фея и родители. Перед Новым годом забежала Алёна. Принесла фрукты, конфеты и открытку. Ей повезло, что руки Ангела были в гипсе, иначе Ангелина запустила бы в нее связкой бананов.
 В феврале Ангелину выписали из больницы. На день Святого Валентина Ангел подарила Жене валентинку. Он убрал открытку в карман, смущенно поблагодарил, взял за руку Алену и удалился вместе с нею.
Но грустить было некогда. В школе пришлось усиленно навёрстывать пропущенный материал. Времени на клуб едва хватало. Закончилась холодная зима. Наступила весна. Всё вокруг расцветало. А Ангел с каждым днём становилась всё мрачнее.
 Её можно было понять. Женя заканчивает школу. Еще немного – и он уедет в свою консерваторию. А Ангелина, возможно, больше никогда его не увидит.
Фея не разделяла огорчения Ангела. Зимой, когда забирала из клуба ее гитару, она видела Женю и, само собой, не нашла в нём ничего примечательного. Лишь однажды она дала Ангелине совет:
-По–моему, ты должна всё ему рассказать. Сегодня или никогда.
-Хорошо, - тихо ответила Ангел и закрыла глаза. Из-под ресниц скатилась слеза.
-Сейчас же перестань мокроту разводить! У тебя репетиция через час. Гитару в зубы, вернее, в руки,  и – вперёд!
                                                              
***
К счастью, Алёны в тот день в клубе не было. Когда репетиция закончилась, Ангел подошла к Жене:
-Женя, мне надо с тобой поговорить.
-Я слушаю.
-Женя, понимаешь…
Он внимательно смотрел на неё.  И совершенно неожиданно для себя девушка сказала совсем не то, что собиралась:
-В общем, я тебя поздравляю с успешным окончанием школы и  желаю поступить в консерваторию. У тебя всё получится, ты очень талантливый.
Женя улыбнулся:
-Спасибо. Ну, я пошёл, а то мне ещё к Алёне надо зайти. Она заболела.
-Бедняжка! – съязвила Ангел. -  На дворе май, а у нас эпидемия гриппа!
Она смотрела ему вслед. Ну вот и поговорили. Что–то подсказывало ей, что они еще обязательно вернутся к несостоявшемуся разговору. А пока ей оставалось только ждать и надеться, надеяться и ждать.

                                                                              ***
Вот и закончился учебный год. Женя уехал в Москву и поступил в консерваторию. Алёна тоже окончила школу и отправилась покорять столицу. Как выяснилось потом, не очень удачно. Станислав Михайлович взял в группу несколько новых ребят, за главного оставил Колю, а сам уехал к дочери в другой город.
Стало скучно и как-то неуютно. Но были во всем этом и положительные моменты. Группа лишилась поэта и композитора, и оказалось, что музыку неплохо сочинял Коля, а тексты песен теперь писала Ангел. Она с головой окунулась в новую для нее деятельность, тяжело переживая отъезд Жени.  Песни получались все больше грустные. Зато почти совершенные в плане рифмы и ритма.
В сентябре группа дала первый большой концерт в своём городе. «Легенду» приняли на «ура». Как водится, очень скоро нашелся и продюсер, заинтересовавшийся талантливыми ребятами. Записали диск. Тираж быстро разошёлся. Окрылённые успехом, ребята поехали с концертами по области.
Ангелина очень много пропустила в школе. Но наслышанные об успехах группы, учителя проявляли к ней снисхождение и, закрыв на всё глаза, ставили в журнал пятёрки.
                                                             
***
Очень быстро пролетел год. Работа в группе отнимала большую часть времени и постепенно заглушила тоску по Жене. Нет, конечно, Ангел не забыла его, но душевная боль со временем притупилась.
Ангелине исполнилось 14 лет. Если бы она была сейчас в Раю, то 14 сотен. Она бы получила свои первые крылья, и её стали бы брать на несложные задания. Но о райской жизни Ангел не помнила, и поэтому просто радовалась тому, что получила паспорт и идёт в 8 класс.
И вот в один прекрасный (а может, и не очень) день  Ангелина пришла в клуб. Едва открыв дверь, она увидела в комнате парня. Это был Женя! Он совсем не изменился. Только была другая стрижка, да в глазах (вместо того озорного мальчишечьего огонька, что сводил Ангелину с ума) появилось что-то взрослое. От неожиданности Ангелина онемела.
-Привет, привет, звезда мирового масштаба! – весело сказал Женя.
В его голосе Ангел услышала легкую насмешку.
-Не мирового, а российского, - не поддерживая его веселого тона, ответила она. -  Кстати, пою-то не я.
-Да я знаю. А песни-то кто пишет?
-Песни пишу я.  Нравятся? – с вызовом спросила девушка.
 Но потом, сменив гнев на милость,  продолжила более дружелюбно:
-Ты какими судьбами?
- Да я на каникулы. А песни твои мне действительно нравятся. Возьмете снова в группу? На время.
-Конечно!
-А репетиция когда?
-Да хоть сегодня! И вообще как здорово ты это придумал! - Ангелина готова была кинуться ему на шею.
-Ну, вот и отлично! – сказал Женя, все так же дружелюбно улыбаясь.
Зашла Маша, новая солистка. Она с интересом посмотрела на незнакомца.
-Привет, Ангел! А это кто?
Ангелина встала между ними.
-Женя, знакомься, это Мария, наша новая солистка. А это Евгений, он раньше работал с нами, теперь вот зашел посмотреть, как у нас дела, - снова не очень весело сказала она.  Хорошее настроение почему-то мигом испарилось.
-Можно просто Женя, - улыбнулся он и задержал на Маше взгляд дольше, чем полагалось при знакомстве.
                                                              
***
-Фея, Фея, он приехал! – с радостным воплем Ангелина влетела в библиотеку.
Подруга не отрывалась от экрана монитора, впрочем, как обычно.
-Кто?
-Я захожу, а он там! Представляешь? Каникулы у него!
-Стоп! Спокойно! Садись. Я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечай «да» или «нет»?
-Нет.
-Террористы?
-Нет.
-Кто-то умер? – предположила Фея.
-Да нет же! - подскочила Ангел.
-Ну, хорошо хоть все живы.
-Ты не слышишь меня, что ли?  Женя вернулся!
-Кто?
-Женя.
-А-а, -  протянула Фея, - понятно. Я только не понимаю, почему такое ликование и восторг?
-Судьба даёт мне ещё один шанс. Я повзрослела, изменилась, похорошела. Да и он поумнел.
-Может, поумнел, но он всё равно считает тебя ребёнком. Ему 19 лет, и девушка ему нужна для вполне определенных целей.
-А я что, не подхожу для этой роли? Я уже взрослая.
-Ты-то может быть, и взрослая, но это совсем не факт, что вот именно теперь он наконец-то тобой заинтересуется.
Ангелина грустно опустила голову.
-Он что, такой тугодум, не понимает очевидных вещей?
-Не знаю, не знаю. Ну, вот за что, к примеру, он любил Алену? Может, в ней есть что-то, чего нет в тебе? – Фея в первый раз за все время разговора серьезно посмотрела на подругу.
-В отличие от неё я добрая, порядочная и не увожу чужих парней.
-Что-то я не помню, чтобы ты оформляла на него права… Ладно, назови мне 5 его недостатков.
-У него их нет.
-Но идеальных людей не бывает!
-Бывают.
-Тогда подумай на досуге, за что ты его любишь? Может, и не за что вовсе, а?
-Фея, любят не за что-то, а вопреки! Но я с огромным удовольствием поразмышляю на эту тему дома! Все, пока! Я улетела! – Ангелина чмокнула в щеку подругу и выбежала из комнаты.
-Улетела она! Ангел она, видите ли! – пробурчала Фея ей вдогонку. – Смотри, крылья не сломай! Ангел!
                                                                             
***
Звонок раздался через час. Фея взяла трубку:
-Да.
-Привет. Это снова я. Слушай меня внимательно и не перебивай. Про недостатки через недельку, когда хотя бы один найду. А пока я вспомнила слова: «Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь». Я просто полюбила и увидела то, что окружающие в нём не замечают. Я не знаю, что это. Но именно за это я его полюбила. Все считают его таким-сяким! Сегодня я уже слышала пару фраз в духе «мужчина должен работать, а не на балалайке тренькать». Но если все будут кирпичи таскать, кто же будет заботиться о духовной стороне жизни нашего убогого общества? О красоте, музыке, искусстве!
-Постой-ка, что это такое? Когда ты его полюбила, то увидела в нём то, чего не замечают другие. Но ты ещё говоришь, что полюбила его за то, чего в нём не видят другие. Неувязочка вышла, - Фея не очень любила, когда кто-то говорил умнее ее.
-Подумаешь, обычный парадокс. Я же говорила, что Алёна виновата!
-При чём тут она? Представь, что в комнате стоят Алёна, Женя и ты. И ты держишь огромный шар. Шар – это вина.
-Почему это я его держу? – с возмущением спросила Ангел.
-Неважно. И что ты сделаешь с этим шаром?
Ангел ответила, не задумываясь:
-В Алёну кину. Только так, чтобы сразу, в лепёшку!
-Но по-че-му?
 -Так она же виновата!
-Она ни в чём не виновата! Она просто обычная девушка, которая тоже полюбила. Прежде чем полюбить, разрешения не спрашивают.
-И я обычная девушка, которая полюбила. Я не виновата, что на свете есть такая Алёна и что…
-Слушай, - перебила ее Фея. - Я недавно стихотворение одно нашла. «Падший ангел» называется. Прочитать? Специально для тебя приготовила.
-Читай, - вздохнула Ангелина. – Ангел…Падший…Грустно как-то.
-Слушай…

Мне снятся собаки, мне снятся звери,
Мне снится, что твари, с глазами, как лампы
Вцепились мне в крылья у самого неба,
И я рухнул нелепо, как падший ангел.
Я не помню паденья. Я помню только
Глухой удар о холодные камни.
Неужели я мог залететь так высоко
И сорваться жестоко, как падший ангел.
 Я старался быть справедливым и добрым,
И мне не казалось ни страшным, ни странным,
Что внизу, на Земле собираются толпы,
Пришедших смотреть, как падает ангел.
И в открытые рты наметает ветром
То ли белый снег, то ли сладкую манну,
То ли просто перья, летящие следом
За сорвавшимся вниз, словно падший ангел.

-Ну, что молчишь?
-Я под впечатлением. Классно! У меня возникли какие-то странные ассоциации. Как будто должно произойти что-то плохое. Такие же ощущения у меня возникли, когда я бросилась под машину.
-Тебя же сбили! А теперь ты говоришь, что бросилась.
Ангелина немного помолчала, потом тихо сказала:
-Я  никому  про это не рассказывала. В тот день я не пошла сразу домой. Я осталась рядом с клубом. Минут через 10 вышли Алёна с Женей. А потом он её обнял и поцеловал. Как ты думаешь, каково мне было это видеть? Вот я и бросилась под машину. Жалко, что не насмерть.
-Перестань! Надоело! Из-за какой-то ерунды, якобы называемой любовью, ты хотела умереть! Я не хочу это больше слышать! – воскликнула Фея. – Завтра после школы идём ко мне. Я буду проводить воспитательную беседу.
-Хоть кому-то я нужна, - вздохнула Ангел, вешая трубку.

***
Вечером был ужасным, репетиция прошла как обычно, но вот когда она закончилась, Женя пошёл провожать… Машу. Ангелина в  растерянности смотрела вслед уходящей парочке. Она так многого ждала от этого вечера! Ей казалось, что в их с Женей отношениях наметилось потепление… Хотя, конечно же, ей это только показалось. А он пошел провожать другую.
  Поэтому к Фее Ангел пришла не в духе.
-Мне кажется, мы договаривались увидеться завтра в школе, - удивленно сказала подруга. – Или есть срочный разговор?
-Нет. Давай просто музыку послушаем.
Фея пожала плечами и поставила любимую ими обеими «Белую Гвардию». После первой песни Ангел заговорила:
-«Когда ты вернешься, увидишь, что жребий давно и не нами брошен». Все правильно. Мы ничего не решаем. Всё решает кто-то за нас. Понимаешь, когда любишь, любишь сильно и преданно, через некоторое время сосредотачиваешься только на своей любви. Уже ни о чём, кроме любимого человека, не думаешь. Всё становится незначительным. И вообще, недавно я поняла, что лучше, когда любят тебя, а не ты. Лучше любить в полсилы, чем потом страдать.
-А можно жить вообще без любви? – удивилась Фея. – Мне кажется, совсем недавно ты говорила другое.
-А солнце, оно кого любит? Всех одинаково. Если солнце выберет кого-то одного, тот его избранник скорее всего сгорит. А остальные люди замёрзнут от холода. Если с Женей у меня ничего не получится, я клянусь, что больше никогда не буду влюбляться.
-Давай не будем о грустном.
-Давай. А хочешь, я спою тебе песню?
                И она тихо запела:
Летят воздушные шары,
И в вышине твоя душа.
Он отрывается легко,
А мы стоим и смотрим в небо, не дыша.
И, слава Богу, дождь пошёл
И сквозь завесу ты моих не видишь слёз,
Ты выше радуги уже,
Сияют лица горожан,
Воскрес Христос.
Весь город празднует весну,
Гуляют пары по разбуженным мостам,
А там, где ты, уже не знают,
Как скучать по этим призрачным местам.
Цветёт сирень, играет музыка,
Бежит по рельсам праздничный трамвай,
Летят воздушные шары,
И чья-то девочка кричит:
«Не улетай, не улетай…»
-Слушай, а с чего ты взяла, что Женя с Машей встречаются? – спросила подруга, когда песня закончилась.
-Он пошёл сегодня её провожать.
-Это ещё ничего не значит. Может, им просто было по пути.
-Может, - вздохнула Ангел.

                                                                              ***
На следующей репетиции Маши не было.  Два часа разучивали новую песню. Коля написал такую музыку, что потом сам же в ней час разбирался. Уже у входа Ангела догнал Женя.
-Стой, ты куда?
-Домой.
-Можно, я тебя провожу?
-Конечно! – сердце Ангела подпрыгнуло.
Они вышли из здания.
-Давай пойдем в парк, - предложил Женя.
-Давай, - счастливой Ангелине было всё равно, куда идти, лишь бы с ним. - Я люблю гулять в парке зимой, особенно во время снегопада. Всякие мысли в голову приходят…
-Веселые?
-Когда как…- пожала плечами Ангелина.
-А сейчас какие?
-Все больше грустные.
-Почему?
Ангелина подумала: «Сейчас или никогда!». Да, сейчас она ему скажет всю правду. Вот только наберется смелости…
-Женя, я хочу спросить тебя… Ты любишь кого-нибудь?
Юноша внимательно посмотрел на нее и сказал:
-Я догадываюсь, о чем ты хочешь поговорить со мной. Я ждал этого разговора. Знаешь, мне так хорошо с тобой было всегда, мне так нравилась наша дружба. Ты такая замечательная, Ангелина, просто замечательная, слышишь?
Девушка вдруг резко остановилась:
-Все! Не надо дальше, я все поняла! Не надо произносить вслух самое ужасное!
Она быстро пошла в обратную сторону.
-Ангелина! – сначала он пытался остановить ее, но потом передумал.
Она все правильно сделала, и ни к чему были лишние слова. Все закончилось, так и не начавшись. Но почему-то ему было не по себе стоять сейчас одному в этом заснеженном парке. Что-то очень важное только что прошло в жизни мимо него. Но что именно, он не мог понять…
***
Ангелина шла по пустынной улице. С неба сыпал снег, она замерзла, но ничего этого не замечала. Шла она медленно, потому что на плече висел футляр с гитарой. Домой идти не хотелось,  к Фее – тоже. Ангелина села на лавку, чтобы поразмышлять, побыть наедине со своими невыносимо грустными мыслями.
Вдруг к ней подошла старушка в чёрном платке:
-Здравствуй, Ангел Ина.
-Меня зовут Ангелина. А кто вы такая?
Старуха протянула костлявый палец и дотронулась до её виска. И Ангелина вспомнила всё. И то, кто она, и рай, и наказание. Она испугалась этих воспоминаний и отшатнулась от старухи.
-Кто вы? – все еще надеясь на то, что ошиблась, прошептала Ангел.
-Люди видят меня раз в своей жизни, вот только потом рассказать об этом никому не могут. Но каждый рано или поздно встречается со мной. Я – Смерть.
-Я должна сейчас умереть? – ей почему-то стало все равно, что ответит старуха. Она уже ничего не боялась.
-Нет, я пришла, чтобы предложить тебе маленькую сделочку, - криво ухмыльнулась Смерть.
-Сделку? С каких это пор ты заигрываешь с людьми?
 -Но ты же не человек…Ты – Ангел… Сначала выслушай меня. Дело в том, что сегодня твоего Женю собьёт машина. Он умрёт на месте. Когда он погибнет, ты сможешь вернуться в Рай. В этом и состоит наказание, наложенное Богом…Но Он готов простить тебя, ты снова будешь на небесах вести райскую жизнь…
-А как же Женя? – воскликнула Ангелина.
-Разве ты мало страдала из-за него?
Увидев ужас в глазах Ангела, Смерть продолжила:
-Ты ведь сама знаешь, каково это, ослепительный желтый свет, боль, а потом темнота… Но я предлагаю тебе другой вариант. Женю твоего я оставлю в живых. Вместо него я заберу тебя.
-Но Ангелы бессмертны!
-Ангела можно убить, если забрать у него крылья. Поэтому-то в Раю и дают крылья только в 14 сотен лет. Ангела – младенца убить невозможно.
-Но у меня нет крыльев! Когда мне исполнилось 14, меня в Раю не было.
-Тебя там не было. Но твоя пара крыльев отпечаталась у тебя в душе. Если ты попадёшь в Рай, то они материализуются. Но это если только ты выберешь смерть для своего возлюбленного… Если же ты решишь сохранить его жизнь ценой своей собственной, то ты умрешь совсем как обычный человек… Так ты согласна на мою сделку?
-Мне надо подумать, - Ангел пыталась оттянуть время, хотя уже с самого начала знала, как поступит…
-У тебя одна минута.
Ангел задумалась: «Конечно, если Женя погибнет, я вернусь в Рай. Но как я смогу жить там спокойно, когда буду знать, что сама убила его? Я готова на всё, чтобы он был счастлив».
-Твоё время истекло.
-Я согласна.
-У тебя час, чтобы попрощаться со всеми, кто тебе был дорог в твоей земной жизни.
Дома первым делом Ангел написала Жене. Строки не были  её собственными. Слова  эти произнесла роза, когда Маленький принц покидал свою планету: «Да, я люблю тебя. Моя вина, что ты этого не знал. Да это и не важно. Ты был таким же глупым, как и я. Постарайся быть счастливым».  Больше ей нечего было сказать ему на прощание.
Потом она написала Фее: «Фея, я знаю, мы иногда ссорились, иногда я была не права. Прости меня, пожалуйста, за всё. Можешь не отвечать на мое сообщение, скоро ты сама всё поймёшь».
Ангелина посмотрела вокруг. Ее комната, ее любимая комната. Игрушки, книги, фотографии…Мамочка! Дорогая моя мамочка! Прости меня за все, пожалуйста. В детстве ты так часто называла меня своим маленьким ангелочком. Если бы ты знала, если бы только знала!
До конца отпущенного ей часа оставалось всего несколько минут.
-Ангел Ина, ты слышишь меня? – услышала она голос, который невозможно спутать ни с каким другим.
-Да.
-Ты заключила сделку со Смертью?
-Да. Это ты во всём виноват! Ты послал меня на эту землю! Нет, я не боюсь умирать!  Но, Бог мой, сколько человек ты вместе со мной сделал несчастными!
-Ты сама приняла решение.
-У меня не было выбора. Я боюсь только за Женю. Я не хочу, чтобы моя жертва была напрасной. Сделай, пожалуйста всё, чтобы он был счастлив!
Бог посмотрел на неё и медленно кивнул.
-Ты хочешь что-то ещё сказать?
Но это были последние слова Ангела.  Ей показалось, что с неба медленно упали два белоснежных крыла… Ангел попыталась вдохнуть, но не почувствовала воздуха. Вокруг была лишь тьма…
                                                                             
***
                Женя шёл с репетиции. Ангелины в этот день почему-то не было. С Машей он поссорился, Коля ушёл из группы. Всё в один миг полетело в тартарары. Да ещё вчерашнее сообщение от Ангела на мобильнике. Что оно значит? Вот её дом. Может, зайти проведать? Но  что это там белеет в тёмном углу двора?
                Женя подошёл. Сначала ничего не было видно. Потом в глаза ударил свет. Свет опустился, будто сканируя Женю. Потом на земле появились белые крылья. Он нагнулся и прочитал на бирке, висевшей на них: «Ангел Ина. Младший Ангел. 1400 лет».
                Женя некоторое время, ничего не понимая, смотрел на них. Два белоснежных крыла. Их  понемногу засыпал снежок, и совсем скоро на земле остались только два мало приметных бугорка…
              
***
Что же ты наделал? Ты так ничего и не понял. Нет, ты не умеешь читать между строк. Ты даже не попытался ослабить наказание, наложенное Богом. Тебя никто не винит. Ты сделал всё, что смог. Наверное, судьбу изменить можно, но только если очень – очень захотеть. Ты не захотел. Теперь ты никогда не узнаешь, каково это – любить Ангела… Но это уже её выбор, не твой.  Живи, если сможешь…        

  Символ одиночества

05.09.07.

 «Почему-то я стал бояться вокзалов. На вокзале ты всегда одинок. Или ты уезжаешь, или провожаешь кого-то… Что бы ни происходило, ты всегда остаешься один.  Рельсы, провода, вагоны -  все стало казаться символом одиночества.
Ей было 16 лет. Хотя, почему «было»? Ей и сейчас 16. Она красивая, умная девушка, которая всегда добивается своей цели. А я вот не смог. Я страдал, я любил, я верил, я сходил с ума… А у неё была своя жизнь…»

***

05. 09. 07.
«Сегодня был сумасшедший день. Вчера после тренировки я вернулась домой поздно и не успела сделать уроки. И, по закону подлости, из всего класса спросили именно меня! Причем по всем предметам! Кажется, мне скоро запретят ходить на спортивное ориентирование! А еще меня после тренировки провожал домой один мальчик. Он тоже ходит на ориентирование, только дольше меня. Он хороший, но он младше меня на целый год! И еще у нас с Аринкой испортились отношения!   Не знаю, что произошло между нами, но она стала такой холодной. Даже в школе на переменах разговаривает с Надей и Лизой, ходит с ними в столовую и т. п.Знаю, звучит по-детски. Кажется, она за что-то на меня обиделась…»


***
06. 09. 07
«Конечно, я тоже виноват. Когда-то, давно, она меня любила. А я ее нет. Она часто куда-нибудь уезжала: или в санаторий, или лагерь, или на разные конференции. А когда возвращалась и встречала меня, то кидалась на шею и целовала в щеку. Тогда мне это жутко не нравилось. А теперь я счастлив, если она хотя бы поздоровается со мной…»

***
06. 09. 07
«Вот это да! Оказывается, что мальчик, который меня вчера провожал, Саша, нравится моей однокласснице. Они примерно одного возраста, Лиза старше Саши всего на 3 месяца. И сегодня, как только я зашла в класс, она бросилась ко мне с воплем: «Как ты посмела увести его у меня! Пока ты не вмешивалась, все было хорошо! Мы уже почти начали встречаться! А ты всегда все портишь!». Даже после моего спокойного объяснения, что мне не нравится Саша, Лиза не успокоилась. Она просто мне не поверила. Я ей сказала, что первый и последний раз в своей жизни я влюблялась в старшеклассника Игоря, который уже давно окончил школу. Но самое интересное,  что после того, как Лиза отправилась разрабатывать планы мести (скорее всего, она хочет сжечь меня, как ведьму), ко мне подошла Арина и очень доходчиво объяснила, кто я после всего этого, на какие буквы начинаюсь, и на какой трассе стоят мои ближайшие соратницы. А потом она развернулась и отправилась утешать Лизу. Да, с моей, похоже, уже бывшей лучшей подругой явно происходит что-то непонятное.  Очень больно смотреть, как от тебя отворачивается человек, с которым дружишь всю свою сознательную жизнь, которого знаешь лучше, чем саму себя…»

***
07. 09. 07
«Ура! Завтра мы едем на соревнования! Сейчас в магазин, купить еды на 4  дня, потом домой собирать рюкзак. Это мои первые в жизни соревнования. Ехать в деревню, где все это проводится, несколько часов, будет время подумать, что случилось с Ариной. Кстати, когда я проматывала в голове события вчерашнего дня и выискивала, что же я сделала противозаконного, позвонил Игорь. Я не стала его слушать и  сказала ему, что он мне надоел, что он постоянно звонит не во время и отвлекает от дел… Очередной человек, которого обидела противная и злая  Маргарита…»
***
«И тогда я решил не мешать ей. Нет, я не хотел уходить. Я хотел просто быть где-то рядом. Смотреть, как она взрослеет, смеется или просто идет домой. Как всегда не одна. Нет, не буду смотреть, как она идет домой.  Все получилось неожиданно, и предвидеть это не смог бы даже Нострадамус. Я смотрел, как она прощается с друзьями и родными, садится в поезд. Она уезжает. Она конечно вернется. Я дождался бы ее. Но как будто я чувствовал,  что мне недолго оставалось быть в этом мире.  Быть с ней. Послышался гудок, и поезд тронулся. В моих глазах стояли слезы. Как настоящий мужчина я не мог позволить себе заплакать. Из-за слез ничего не было видно…»

***                                                                                                      
08. 09. 07.
«Как хотелось после ужина лечь и заснуть прямо возле костра! Нет, подняли и послали за дровами на завтра и за водой. Я, Саша и Витя отправились за полкилометра к ручью. Кстати, когда мы ехали сюда, в электричке я села с Сашей. Потом подошел Витя, и они долго ругались, кто будет со мной сидеть. В конце концов, Саша уступил. И еще Витя сказал, что  я ему нравлюсь.  Мне, конечно, приятно, но что мне делать со всеми этими малолетками?!     
Вечером, когда все в нашей палатке уснули, я стала думать о нас с Ариной. Мы дружили с самого детства. Конечно, эта дружба была во многом навязана нашими мамами (они лучшие подруги).  Кажется, мне было 5, а ей 4 года, когда мы стали дружить.  Если они с мамой приходили к нам, или мы к ним, это был настоящий праздник. Аринка был  мастером придумывать разные игры. С нею мне никогда не было скучно. Когда мы подросли, и родители стали нас отпускать друг к другу в гости, я целыми днями пропадала у неё. Больше всего мы любили переворачивать верх тормашками кресла и подушки и устраивать друг другу испытания. На втором месте по популярности игр было построение домиков для Барби.    Она быстрее меня переросла этот период. Помню, мы как-то ехали домой, и Арина сказала, что у нее есть для меня сюрприз. И она взяла с меня обещание, что я не откажусь от него, что бы это ни было. А в пакете оказались все ее куклы и одежда для них. Если честно, я потом не знала, куда их деть, так как в моем домике все «новоприбывшие» не помещались. Наши мамы работали в одной фирме. У них часто были разные презентации и праздники, и на банкетах все засиживались допоздна. А мы с Ариной играли в прятки в темном офисе. Играть было гораздо интересней, если ты не знал, что ждет тебя за углом. В детстве я очень боялась темноты, поэтому было особенно радостно, что вместо чудища из-за угла появлялась всего-навсего Аринка.   
Классе в пятом наша дружба стала слабеть. У нее появилась новая компания, во внешкольное время мы практически не встречались. Я, как могла, пыталась сберечь нашу дружбу, я не хотела ее терять.
Потом я вспомнила, как весело было, когда мы приходили друг к другу на ночевки. Помню, как я, набросив себе на плечи матрас, и называя себя царицей Маргаритой I, пыталась заставить Аринку встать на колени и извиниться за то, что она выпила мое молоко…
Или, например,  помню, как я ее красила, потому что сама она не умела, а в тот день вечером она могла встретить на улице парня, который ей очень нравился...
Память подсовывала множество ситуаций, в которых я так много делала для Арины, чего никогда не сделала бы для себя. В носу уже предательски защипало. Наверно, дружба закончилась потому, что теперь у нас разные круги общения, разные интересы.     Наверно, все еще можно исправить, но одна я не справлюсь. А Арине, похоже, уже все равно, что будет со мной и с нашей дружбой…»

***
08. 09. 07.
«Я услышал громкий стук, гудок, а потом почувствовал, что какая-то сила сбила меня с ног. Боль я почувствовал не сразу, секунд через 20. А до этого было просто непонимание того, что происходит. Потом, какая-то часть мозга стала что-то осознавать, а другая не верила. Следом почувствовалась дикая боль, которая ослепила все мое сознание. Но через несколько секунд прошла и она. Во всем теле ощущалась невесомость. Я смог открыть глаза и увидел то, что осталось от моего тела. Я поднял взгляд и увидел, что все краски мира поблекли. Я не чувствовал ни тепла, ни холода, ни ветра, ни боли, ни солнечных лучей. Опустив глаза вниз, я заметил, что все тело потеряло свои очертания. Все, из чего я теперь состоял, представляло собой сгусток энергии и бессмысленную любовь. Только ею я теперь и существовал.  Итак, я не ушел. Теперь я смогу всегда быть с ней рядом, но не буду ей мешать. Я остаюсь…»
 
***
13. 09. 07
«Мы вернулись с соревнований. Я не заняла никакого места, но мои результаты для новичка нормальны. Как же я хочу обратно! Я согласна даже ходить за водой и дровами, готовить еду на костре и мыть посуду в ледяной воде, только бы вернуться обратно! Мама сказала, что Игорь погиб – попал под поезд. Ужасно. Не могу представить, как я буду без него, он был мне, как брат, даже ближе. В голове до сих пор не укладывается, что я не увижу его больше, никогда не заговорю с ним... Как только я пришла в  школу, меня «обрадовали» тем, что я должна буду сегодня поехать на слет лидеров всех школ и района в 32 школу. Но, вопреки ожиданиям, там было очень интересно. После открытия нас разделили на группы. У каждой группы был свой капитан. У нас - десятиклассник Денис. Мы бегали по разным станциям, выполняли задания. Таинственным образом он постоянно оказывался рядом со мной. Мои мысли были где-то далеко, и я даже забыла взять его номер. Как же я потом себя ругала! Думала, что все потеряно. Я не знала ни одного человека из 32 школы, мои друзья тоже. И вот сегодня он мне позвонил! Оказалось, что он знает моего одноклассника, и тот дал ему мой номер! Мы договорились завтра встретиться! Как же я счастлива!

***
14. 09. 07.
Я смотрел на Маргариту. Какая же она красивая! Я был рядом с ними, когда они встретились. Я понимал, что это ужасно – подглядывать, но ничего не мог с собою поделать. Я чувствовал  жгучую ревность. Я готов был убить этого Дениса, когда он ее обнял. Он же раздавит ее, такую хрупкую, маленькую. А потом я посмотрел в ее глаза и увидел, что они блестят, почти горят. На меня она никогда ТАК не смотрела! Чем он лучше меня? Неужели я был хуже всей этой толпы поклонников? Это уже никто объяснить не сможет…

***
16. 09. 07.
Почему иногда так бывает, что все сначала идет прекрасно, а потом все это мгновенно рушится? Пишу, а из глаз капают слезы. Не помню даже, когда я последний раз плакала… Начнем с того, что вчера меня поймала мама Вити (она знакома с моими родителями и, следовательно, знает меня). Она сказала, что Витя забросил учебу из-за меня, дома появляется редко, и, если я не хочу себе и ему проблем, то мы должны расстаться. Я легко согласилась. Думала, что у меня остается еще Саша. В этот же вечер, когда я позвонила ему, оказалось, что теперь у него есть девушка (кстати, Лиза!), конечно, она ему нравится не так сильно, как я, но, как он выразился, она хотя бы верная, в отличие от меня. А сегодня позвонил Денис и сказал, что он переезжает в другой город, очень далеко отсюда, и, скорее всего, мы больше никогда не встретимся… Я пыталась внушить себе, что они мне все были не нужны, я сама могу о себе позаботиться, но ощущение собственной ненужности и незначимости не проходило.  Только теперь я поняла, как мне нужен был Витя. Без его поддержки я не смогла бы на соревнованиях прожить и дня. Теперь, кроме самой себя даже обвинить некого. Сама виновата. Сама от него отказалась. Даже лучше, что у Саши другая девушка. Я бы попользовалась им, а потом бросила, как ненужную вещь. На счет Дениса не стоит даже волноваться. Он был всего лишь приятным эпизодом моей жизни. А что до Игоря, то в моей жизни он был целой главой. Мне будет его очень не хватать. Я не понимала, как он мне нужен, не понимала, что я не должна была ему мстить за свою прошлую любовь, что нельзя так просто играть чувствами других людей… Как много я сделала того, что не следует, и как много я не сделала нужного. Самое страшное, это муки совести перед гробом.   Может быть, мы еще встретимся в наших общих снах, мечтах или в следующей жизни, и тогда я попрошу у него прощения…

***
Я стоял у нее за спиной и не мог поверить своим глазам. Она писала, что я ей нужен, пусть в качестве друга или брата, но все же нужен!  Первый раз я пожалел о том, что я мертв. Если бы я был жив, я сказал ей, что она прощена. Милая Маргарита! Конечно же я тебя простил! Если бы я был жив… Вдруг я услышал громкий стук и гудок. Я повернул голову и увидел, что на меня несется поезд. Я закрыл глаза и почувствовал, как меня сбило с ног… Какое же это  наслаждение – чувствовать боль! Почему-то я понимал, что теперь я здесь не останусь, уже ничто меня не держит… Прощай, Маргарита… Прощай вокзал, символ одиночества…

***
Я думала, любовь уйдет,
Слезами смоется и улетит, как птица.
Все так и есть, но я как лед
Живу теперь. Мне не к чему стремиться.
Душа моя теперь во тьме бредет,
И стонет от заката до рассвета.
Но знаю, надпись на кольце: «Пройдет».
А на обратной стороне: «Пройдет и это».




Тебе.
Ты снова рядом. Так близко, что кружится голова. Я чувствую запах твоих духов. Чуть-чуть протянуть руку и смогу прикоснуться к тебе. Но нельзя. Кажется, это единственный день, когда мы были почти вместе. О чем-то разговаривали, смеялись, пили чай. Когда темнеет, мы выходим из здания. На улице метель. Мы прощаемся, ты делаешь, и белая стена разлучает нас. Я вижу тебя и на следующий день, и потом, и еще тысячу раз. Хуже всего бывает, когда тебе звонят, ты улыбаешься, и по голосу я понимаю, что это она. Я ее не знаю, но уже заочно ненавижу. А потом понимаю, что, если ты полюбил ее, она прекрасный человек. И понимаю, что, если ты не любишь меня, я – ошибка природы, я никому не нужна, и в первую очередь тебе. Ты убираешь телефон и снова обращаешься ко мне. Но мысли твои далеко, ты уже прокручиваешь в голове вашу вечернюю встречу. Я не понимаю, зачем ты мне звонишь, отвечаешь на мои вопросы, если тебе совсем это не нужно. Мне нужна настоящая любовь, а не эти подачки, как нищему.  Иногда я думаю, почему сны не сбываются? В этих снах мы вместе. Почему-то больше всего мне запомнился один из них: моя голова на твоем плече, ты крепко меня обнял, мне тепло и спокойно, и я ничего не боюсь в твоих сильных руках… Зачем ты появился в моей жизни? Я жила спокойно, мне было хорошо одной, и тут ты. Как снег на голову в жарком июле. И самое страшное, что ты не хочешь из моей жизни уходить. Я тебе не нужна, так же, как и твоя предыдущая сотня девушек. Я поднимаюсь на крышу дома и смотрю вниз. Вокруг весь мир сходит с ума. Несутся машины, спешат куда-то люди. Я закрываю глаза и представляю, что через несколько секунд тоже буду там, внизу, размазанная по асфальту. А потом понимаю, что все это бессмысленно. Ты даже не заметишь моего исчезновения. Прочитаешь в газете заметку о погибшей девушке и сразу же забудешь. Я спускаюсь с крыши по лестнице, и в голове только одна мысль: «Я проклинаю тот день, когда научилась любить».

***
Прощай, я ухожу с твоей дороги.
В моей судьбе уж новый поворот.
Что-то за ним? Ни грусти, ни тревоги,
Одна любовь. Прям оторопь берет.

Иду одна. И лунный свет сквозь тучи,
И волчий вой, и свет твоей звезды.
Моя судьба. Я крайне невезуча.
И очень жаль, что не со мною ты.

И очень жаль, что ты проходишь мимо,
Тебе звонят. Улыбка на губах.
Опять она. Которая любима
Тобой, которая в мечтах.

Опять она… За что мне эти муки?!
И даже в снах с тобой не я – она!
Который день сама с собой в разлуке.
Моя любовь – тюремная стена.

Моя любовь – мой рай и наказание.
Моя вина и смертоносный пилигрим.
Вот поворот. Секундное прощанье.
Итак, прощай, люби и будь любим.

***
Я как-то домой летела,
Светилось одно окно,
Девушка там сидела,
 Держа на руках крыло.

Душа моя вмиг запела:
Здесь кто-то умеет летать!
И я разузнать захотела,
Подумайте, это ж не дело-
Такое! и мне ли не знать!

Ей было всего 15,
И очень она любила,
Ей некуда было деваться,
И крылья она чинила.

Она тебя так ждала,
А ты улетал по ночам,
Но ночью она не спала,
Готовила для тебя чай.

Ты вечно хотел летать,
Но раз зацепился за скалы.
Она бы должна кричать,
Но молча крыло зашивала.

Чинила твое крыло,
Когда ты упал опять,
И солнце когда взошло,
Ты снова умел летать.

Но эта любовь пропащая
Унять не могла твой пыл.
И, как-то, о солнце горящее
Ты перья свои опалил.

Она приняла и такого,
Она тебя так любила!
Пусть глупого и дурного,
Но милого и родного,
И крылья опять зашила. 


Подумала я невольно,
В открытое глядя окно:
«Наверно, любить очень больно,
Взяв порванное крыло».

***
Мне только 14 лет.
Я только учусь жить,
Но то, что я видела свет,
Не значит: могу любить.

Не мать, а еще только дочь.
И сын в колыбели не плачет.
Но то, что я видела ночь,
Что я ненавижу не значит.

Я видела сны наяву,
Сбывалось, о чем мечтаю,
Но то, что я в небо смотрю,
Не значит, что я летаю.

Я только учусь прощать,
Но это никто не слышит.
Здесь каждый умеет летать,
Но он тяжело слишком дышит.

Здесь каждый-  посланник судьбы,
Да что я все вас учу?
Такая же я, как вы,
Я никогда не взлечу.

Но иным открывается тайна,
(Ахматовой это строка).
Я – странник, пришедший случайно
Откуда – то издалека.

Я только учусь
И говорить: «Не боюсь».
И, если должна умирать,
Не страшно – я только учусь.

***
Она станет небом,
Чтобы быть рядом,
Где бы ты ни был.
Наверно, так надо.
Она так решила,
Она будет рядом,
Пока хватит силы.

В звезду превратится,
Светить в небесах,
А, может быть, птицей,
Слезою в глазах,
Сказочным сном.
Лететь в небесах
Забытым крылом.

Котенок.
Я пустая. Я не живу.
Глаза открываю, но все наяву.
И небо молю об одном и одном.
Пусть вся моя жизнь окажется сном.
Окажется, что родилась я вчера,
И в руки еще не брала я пера.
Но небо не слышит. Что я для него?
Во мне все закончилось. Нет ничего.
Та чаша любви, что мне Богом дана,
Осушена мною давно и до дна.
Нет больше тигрицы, сильной с пеленок.
Замученный, бедный, замерзший котенок
Бредет под дождем и людей зовет громко,
Но будто не видят люди котенка.
Водою облили. Ногой раздавили.
Прошли, посмотрели и сразу забыли.
Нет, я не хочу, как котенок тот жить.
Я лучше сама буду вас всех давить.
И громко смеяться, когда льется кровь…
Такой меня сделала эта любовь.


***
Зачем придумали любовь?
Наверное, кому то было плохо.
И до последнего безжизненного вдоха
Он делал сотни каменных гробов.

Зачем придумали любовь?
Наверное, залечивали раны.
Познавшие любовь так странно рано
Так быстро превратились в преданных рабов.

Придумали какую – то любовь,
Не стало в мире меньше зла, печали,
Кричавшие навеки замолчали,
Молчавшие от боли закричали,
А братья превратились во врагов.

Бессмысленнее всех земных даров,
Ужасней самой адской муки,
Когда какой-то час разлуки
Страшнее наказания богов.

И даже если отмахнешься вновь,
Но никуда нам от нее не деться.
И болью выжжены слова на сердце:
«Зачем, зачем придумали любовь?!..»

***
Не уходи, побудь еще немного
Со мной, ведь ты не понимаешь,
Как горько, что расходятся дороги.
Уеду я. Ты тоже уезжаешь.

Нет! Нет! Не уходи, не надо!
Я задыхаюсь без тебя, ты слышишь?!
Я не смогу без твоего жить взгляда,
Без воздуха, которым дышишь.

Одна… А между нами километры.
И сотни звезд нас разлучить хотят.
Мои слова опять уносит ветром.
Хоть как кричи, а до тебя не долетят.

Ты не узнаешь никогда, ты, невлюбленный,
Такой родной и ты такой далекий.
Прощенья не просящий, но прощенный,
И, как небесный ангел, светлоокий.


***
Где ты был, пока я была жива?!
Где ты был, когда я еще любила?!
Ты же знал, я всегда была права,
Я ушла, я давно тебя забыла.

Я вернусь, чтобы снова пожалеть.
И уйду, чтобы снова возвратиться.
Знаешь, Рай мне уже не посмотреть.
Хода нет туда самоубийцам.

Я любила. Я не побоюсь
Этих слов, но ты меня убил.
Не заметишь ты, когда вернусь.
Не поймешь… О боже, где ж ты был?!..

***
Возвращаться – плохая примета.
Но, наверно, когда-то вернусь.
Синих глаз отзвучавшее лето…
Может даже нахлынет вдруг грусть.

Может, я пожалею о чем-то,
Что я слишком жестокой была,
Что была я бездушной девчонкой,
Ничего не давая, брала.

Он любил, а я просто играла,
Он и это сумел мне простить.
Я спокойно любовь принимала,
Будто он был обязан любить.

Посмотрю на него до рассвета,
Пусть поспит, я не стану будить.
Синих глаз отзвучавшее лето
С той, кого невозможно простить.

Слезы вдруг на глаза навернутся.
Станет больно и грустно смотреть.
Да, наверное, надо вернуться,
Чтоб увидеть и вновь пожалеть.

Элемент суицида
Ступеньки. Бесконечная лестница. Перед глазами все смазывается. Еще десяток ступеней. Когда же это закончится?! Наконец-то крыша! Ветер! Мерзкий, пронизывающий ветер! Мириады звезд. Не до них сейчас! Спящий город. Город невыносимого бездушия, пошлости, ненависти. Жестокие люди. Люди, разучившиеся любить, мечтать верить. И я такая же… Свист ветра. Этажи мелькают, как на испорченной киноленте.  Серое пятно асфальта. Глухой удар. Жуткая, слепящая боль, будто все тело раздробленно на атомы, разорвано в клочья. И…свобода!

***
Ступеньки. Чердак. И крыша.
Бездушное небо. Ночь.
Никто. Никого. Не слышит.
Никто. Не сможет. Помочь.

Некуда больше бежать.
Бессмысленно будет проснуться.
Опять наложить печать
На мысли. На сердце. На чувства.

Не сможешь уже полететь.
Крылья - ничто. Спасай душу.
С крыши противно смотреть
На звезды, а звуки душат.

Ни у кого нет мыслей.
Темная ночь – банальность.
Безумные лунные выси.
9 этаж. Реальность.

Никто. Никого. Не слышит.
Никто. Никогда. Не поймет.
А кто-то уже не дышит.
На крыше…скользкий…лед.
2008

Ничто не длится вечно


В последнее время  я стала все чаще задумываться о том, что реальность субъективна. Каким ты видишь этот мир, таким он и будет. На эту мысль меня натолкнул один мой хороший друг Виталька. Один раз он мне сказал: "Ты умеешь летать, и мне хочется, чтобы не разучилась, тогда все было не зря. Может быть, для тебя все это слишком рано, но у меня мало времени, приходится торопиться". Приятно, конечно, но  неправда. Я не умею летать. И никто не умеет. Бывают в жизни такие моменты, когда хочется верить, что ты необычный человек, что у тебя на земле есть особая миссия и предназначение, а потом понимаешь, что ты самая обычная посредственность, обыватель. Как говорит все тот же Виталька: "Обычный человек ходит на работу, ест, спит с женой, воспитывает, возможно, не своих детей, радуется, смотря "Голубой огонек", голосует за правильного кандидата в президенты, и даже не может себе вообразить, что у него над головой, на крыше его девятиэтажки, кто-то в эту ночь ходит по карнизу. Этот безумец не смотрит себе под ноги, только в небо. И пусть этой ночью, впрочем, как и всегда, облачно, он будет искать свою звезду. Будет искать до утра, будет искать, но не найдет... каждую ночь он гуляет по карнизу, а однажды ему это надоест, и он прыгнет вниз, может, оступится, неважно. Важен финал - ничего не изменится".  
Когда-то и я была такой же. Гуляла по карнизу, искала звезду. Образно, конечно. Звезда - это символ счастья, символ чего-то несбыточного, недостижимого. Зачем я это делала? Не знаю. Не проще ли было спуститься вниз и жить, как все обыватели? Но, если бы я спустилась вниз, я стала бы еще дальше от этой звезды. Конечно, был и другой вариант - прыгнуть. Прыгнуть вверх, а потом неизбежно упасть. Я стала бы хоть на полметра выше карниза, а, значит, ближе к звезде. А потом - ощущение свободного полета. А потом удар и боль. Именно это меня всегда останавливало. Многие считают, что самоубийцы - это слабые люди, у которых нет силы воли выдержать все испытания, выпавшие на их долю. Но я с этим не согласна. Самоубийцы - это очень сильные люди, которым хватило смелости оставить эту серую жизнь, которые не побоялись идти  вперед и получить, наконец, свободу. Наверно, поэтому многие поэты покончили жизнь самоубийством. Это другие люди и мозг у них работает по-другому (на эти мысли меня натолкнул тот же Виталик). Они видят все стороны жизни и не боятся смотреть правде в глаза. И для них легче умереть, чем ходить изо дня в день по серым дорогам, смотреть на серое небо и видеть серые глаза обывателей. А я боюсь. Всего боюсь. Я слабая. Именно поэтому я не умею прощать. Умение прощать - свойство сильных. А когда ты обвиняешь кого-то, то становишься жестоким. Наверное, жестокие люди очень слабые.
Почему я ходила по карнизу? Ответ прост: на самые бессмысленные поступки в этом мире толкает любовь. Я любила. Долго, глупо, безответно. Сначала еще на что-то надеялась, а потом перестала. И вместе с тем, что я потеряла надежду, я перестала смотреть по сторонам, когда переходила перекрестки или железную дорогу. Мне было все равно. У меня был один смысл жизни - Митя. Его жизнь была мне важнее и дороже, чем моя собственная.  А потом он изменился. Он стал не тем, в кого я влюбилась тогда. Это было больно. Смотреть каждый на человека и понимать, что он другой. И чувствовать себя обманутой. И опять - эта слабость, это неумение простить... и тогда я спустилась на землю. И потекла совершенно обычная жизнь...
***
Настоящих друзей много не бывает. У меня их тоже немного: Алина, Митя,  Виталик и Настя. Вообще, настоящий друг - это тот, который  знает про тебя абсолютно все, но все равно любит. Алинка именно такая. У меня дома она чувствует себя свободно, по-хозяйски открывает холодильник, беспардонно заваливается на мою кровать и спокойно может, осмотрев мою фигуру, сказать: "Да, дорогая, пора бы тебе на диету".  
Митя стал мне другом, после того, как я его разлюбила. Настоящая любовь не проходит бесследно. Что-то теплое все равно остается. Сейчас я чувствую к нему просто какую-то нежность, желание заботиться. Но иногда мне кажется, что дружу только я с ним, а он со мной нет. Я ему все рассказываю, доверяю, а он мне нет. Я не требую, чтобы он вываливал на меня все,  что думает. Просто хоть иногда пусть делится своими чувствами, переживаниями+
Был такой период, когда я думала, что я ему нравлюсь. Это было недавно, на зимних каникулах. Он мне писал постоянно, звонил, в гости приходил, когда я заболела. Помню, тогда он даже меня поцеловал на прощание... Или я его... Впрочем, неважно. А один раз он мне спокойной ночи пожелал в стихах: "Я у окошка стою, слышишь? Как ты приятно сопишь, дышишь..."
Виталика я знаю около двух лет. Но хорошо общаться и часто видеться мы стали только этим летом. Не знаю, что послужило такой переменой, но я этому рада. Я обожаю сидеть с ним и его друзьями, люблю просто разговаривать с ним. Иногда хочется хорошенько его стукнуть за разные бредовые мысли, которые иногда  забредают в его, в общем-то, умную голову. Но все равно не знаю, что бы я без него делала...
Настя - это просто замечательный человечек, который всегда меня понимает. Она была свидетелем всех моих душевных страданий, всегда и во всем меня поддерживала. Настя часто говорит, что я не даю людям расслабиться, постоянно их тормошу, не даю стоять на месте. Думаю, мы друг друга отлично дополняем: я сумасшедшая, а она спокойная.
А просто друзей и знакомых у меня много. В одной аське около девяноста контактов. Но, что бы там ни говорили, я думаю, что Интернет - в некоторой степени вредное изобретение человечества. Ведь кроме полезной информации, существует куча чатов. Такое ощущение, что мы стремимся как можно меньше общаться друг с другом вживую. А еще в аське можно просто-напросто удалить человека, с которым ты поссорился или который тебе надоел. Как будто мы биороботы, и можно сделать Друг - delete  и жить спокойно... Но если не злоупотреблять подобными возможностями аськи, то можно просто нормально общаться. Например, мы с Митей постоянно спорим на какие-нибудь темы. Такое ощущение, что, выслушав мою позицию, он старается занять противоположную. Наверное, если бы я сказала, что Земля круглая, он стал бы мне доказывать, что она какая-нибудь овальная или квадратная, и я не сомневаюсь, что он бы меня убедил.   Но все наши "научные" споры давно в прошлом. Сейчас почти не общаемся. Я даже не знаю, из-за чего. Надо будет у него спросить...
...Разговаривали мы очень долго. На мой вопрос, почему мы перестали общаться, он сказал, что боится на меня нарваться. Оказывается, еще давно, я попросила его меня не трогать, потому что у меня было плохое настроение. Он и перестал со мной общаться. Мы с ним разговаривали, разговаривали, и меня что-то дернуло спросить: "А ты помнишь, как мы с тобой познакомились?".  Нет, он не помнил. А я вспомнила все. Как мы познакомились, как я в него влюбилась (при чем влюбилась я в него раньше, чем мы познакомились).  Память, как пленку размотало. Из глаз слезы полились. Когда я была в шестом классе, мы обедали вместе в школьной столовой. И я ему приносила добавку, потому что ее старшеклассникам не давали, а нам давали. Еще мы в поход ходили,  и Митя с нами был. Я ему тогда бутерброд с котлетой делала. А в восьмом классе я в школе засиживалась допоздна с подругой, школьную газету делали. Я тогда ему бутерброды с сосиской и фасолью делала, и еще с икрой. В двенадцать лет я была уверена, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Я любила стоять сзади него, когда он работал на компьютере, перебирать его волосы, чувствовать запах его духов+ Для меня это было практически счастье...

***
Кстати, еще несколько слов про аську.  31 декабря за десять минут до нового года я в поиске нашла одного парня и добавила себе. Стали общаться. Оказалось, что еще давно мы были знакомы.  Решили увидеться. С ним было интересно, ни разу я не задумывалась о том, что сказать, что сделать. С Димой было просто спокойно. Я помню наш первый поцелуй. Мы шли, разговаривали. Вдруг он резко развернул меня и поцеловал. У меня закружилась голова и подкосились ноги, я бы упала, если бы он меня не держал. Кстати, это был первый парень, который поцеловал меня сам, остальных первой целовала я, какие-то они были нерешительные. Он меня любил. А мне с ним было просто хорошо. Потом я к нему привыкла, привязалась... Меня всегда раздражало в Диме то, что он мне часто врал. Сначала по пустякам, например, через сколько он зашел домой после того, как меня проводил. Я ему запрещала курить. Потом уже, когда мы расстались, я узнала, что не курил он только при мне.  Он разрешал врать и мне. Он говорил: "Гуляй, с кем хочешь, делай, когда меня нет, что хочешь, только так, что бы я этого не знал и никогда не узнал".   Для меня это было дико. Я считала, что в отношениях должно быть доверие. Еще меня раздражало то, что он никогда меня не ревновал. Я стала специально провоцировать его, рассказывать о своих друзьях, с которыми я каталась на мотоциклах, ездила на речку, гуляла. Но стало еще хуже. Мы начали постоянно ссориться из-за этого. Во время нашей очередной ссоры он уехал из города, к друзьям. Потом мы помирились. Это было за несколько дней до моего выпускного. Я хотела, чтобы Дима там был. Но он сказал, что это в его планы не входит и он не вернется. Тогда я заявила, что, если он не приедет, то больше никогда меня не увидит. Дима стал просить прощения, говорить, что любит. Но на выпускной он так и не приехал. Потом написал мне, что лучше нам будет расстаться. Я понимала, что он меня любит, что это он сказал потому, что обиделся. Его друзья говорили, что он ушел в запой, видеть и слышать никого не хочет.  Я пыталась помириться, я звонила ему, но он не брал трубку. Я попросила его друга, чтобы тот поговорил с Димой. На следующий день Дима позвонил и попросил, чтобы я оставила его в покое и перестала трогать его и его друзей. Это был конец. В тот момент, по-моему, мир стал черно-белым. Я взяла лезвие и пошла в ванну. Я смеялась, из глаз текли слезы, а я с каким-то непонятным упоением полосовала себе руку. Боль немного отрезвила, к тому же кровь быстро перестала идти, и я оставила эту затею. Не знаю, почему я так переживала. Наверное, потому, что никто и никогда меня не бросал... И с этого момента Дима просто был вычеркнут из моей жизни.
За несколько дней до этого мне стал писать его друг, Встретиться с ним я решила только чтобы как-то насолить Диме. Друга, кстати, тоже звали Дима. Когда мы увиделись, я влюбилась. Сначала все было похоже на сон. Я без него и дня не могла прожить, мы постоянно были вместе, гуляли. Я  думала, что вот она - любовь! Но постепенно я стала понимать, что это не мое. Дима был похож на какого-то принца из сказки.  А мне постоянно хочется экстрима, адреналина, каких то взрывов, которые он мне не мог устроить.  Когда я смотрела "Сумерки", весь фильм я отчаянно завидовала главной героине, у которой парень был вампиром.  Он мог появиться рядом с ней в любую минуту, она не знала, чего от него ждать. Он был очень красив. Но красив не той, смазливой красотой, которую отмечают у принцев из сказок, а красотой демона, завораживающей, притягательной и опасной. Но вампиров и демонов на свете не существует. И люди летать не умеют, что бы там ни говорил Виталик. Наверное, я просто ищу себе приключений. Поэтому я без страха сажусь в незнакомые машины к незнакомым дядям, когда меня предлагают подвезти. Мне стало казаться, что я разлюбила Диму. Но расстаться с ним я не могла. Потому что не хочу оставаться одной. Сильным девушкам, таким, как я, очень сложно жить. Мне было очень жалко Скарлетт, когда я читала "Унесенные ветром". Я прекрасно ее понимаю. Потому что я такая же. Я тоже могу, как и она, пойти на обман, на шантаж, и даже пойти по трупам, только ради достижения своей цели. Цель оправдывает любые средства. Но у любой сильной женщины когда-нибудь заканчивается энергия и она перегорает. И не остается никаких сил на то, чтобы сопротивляться. Хочется просто, чтобы кто-то был рядом, кому можно уткнуться в плечо и рассказать обо всем. Чтобы не утешал, не жалел, просто чтобы выслушал. И чувствовать исходящую от него силу. И не бояться ничего рядом с ним. Вот поэтому тяжело сильным девушкам. Ведь парень, способный на такое, должен быть гораздо сильнее ее...
Потом Дима уехал работать в Москву на полтора месяца. Чтобы хоть как-то  отвлечься от своих мыслей, я поехала в лагерь. Там появилось много друзей, были классные девчонки, да и мальчики тоже. А еще там был Илья... он был так не похож на Диму, и он был хотя бы немного близок к моему идеалу. В нем были качества, которые я не находила в Диме: уверенность в себе и в людях, огромное самолюбие, абсолютная независимость от чужого мнения, нескончаемое количество позитива. Самое главное, он не зацикливался на мне. Если у меня было плохое настроение, он не сидел рядом, не действовал на нервы. Просто уходил. Он никогда не говорил мне одно и то же по десять раз, как это любит делать Дима. Иногда я даже боялась его...Но мне это нравилось. Когда приехала с лагеря, я целыми днями ревела. Я очень обиделась на своих друзей. Именно в тот момент, когда мне была нужна их поддержка, все оказались жутко занятыми. От Виталика я особой помощи или советов не ждала, мне кажется, он всегда поддержит любое мое решение. Но, поговорив с ним, мне стало немного легче хотя бы от мысли, что хоть кому-то я нужна. Я хотела все рассказать Мите, посоветоваться с ним. Но потом поняла: он меня не поймет. Скорее всего даже и слушать не захочет. Он вообще стал совсем другим. Началось все с того, что он влюбился в мою одноклассницу, Катю. Я была за него очень рада, думала, что вот, наконец-то  Митя бросит свои глупые мысли о вечном поиске идеальной девушки и заживет, как нормальный парень. Но все оказалось не так просто. Мысли об идеальной девушке он забыл, но также он забыл и обо мне. Это было больно. И это было предательство. Настя постоянно мне говорила, что я сама все это придумала, что он мне ничем не обязан. Нет, я не требую, чтобы до конца жизни он был мне что-то должен за то, что я его любила. К тому же мне было его жалко. У Кати был парень. Так что Мите в любом случае ничего не светило. А Катя будто специально постоянно была рядом с ним. Не знаю, каково это было для него, может, он был счастлив, может, ему было больно. В тот момент я стала ненавидеть Катю всеми фибрами моей души. За что? За какие заслуги в нее влюбился Митя? И чем я заслужила такое отношение к себе? Он ее совсем не знает. Меня, впрочем, он тоже не знает, но мне казалось, что я своей любовью заслужила хоть какое-то доверие.  Фу, как пафосно звучит. Вообще не люблю я это слово - "любовь". Слащавое оно какое-то, ненастоящее...
Но, наверное, точку во всем поставило событие, которое произошло совсем недавно. Ходила в город по делам, решила зайти в школу. Там были Дима и Катя. Мы с Катей разговаривали, он работал. Дима был в какой-то красной футболке, с каким-то дурацким голубем. Я на него посмотрела и вдруг увидела ТОГО Митьку. Он так был похож на прежнего себя, шестнадцатилетнего, доброго, искреннего, улыбчивого Митю, что мне даже стало больно смотреть на него. И тут он произнес фразу, которая мигом развеяла то, что я уже успела придумать в мыслях: "Ты уже все сделала, что тебе надо? Не пора ли тебе домой?" я ответила грубо: "Если тебе не нравится мое общество, иди в другой кабинет. А я пришла не к тебе, а к Кате". Кстати, с Катей к тому времени мы были уже  нормальных отношениях. Я понимала, что виновата не она. А Дима правда встал и ушел. Катя сказала: "Иди мирись с ним. Надоели уже. Как дети малые". Я и пошла. Зашла в класс. Встала сзади него. Говорю: "Дим, давай мириться" А он сказал, что я себя плохо веду, выделываюсь. Сказал, чтобы я была проще. Эх Митька, Митька... не знаешь ты меня совсем+ и тут я заревела, как глупая шестиклашка. А он засмеялся и спросил6 "Чего тебе от меня надо?"...  Осознание предательства происходит в несколько этапов. Когда ты узнаешь, что тебя предал далеко небезразличный тебе человек, сначала начинаешь смеяться, потому что кажется, что такого просто  не может быть. Потом начинаешь понимать, что это правда, начинаешь копаться в себе, думать, что сделала не так, почему он так поступил. А потом наступает паника и страх. Получается, что предательства можно ждать от любого человека, даже от того, которому ты веришь. А оказывается,  я совсем его не знала. Он такой же, как все. Обыватель. Я молча вышла из класса. Забрала вещи и вышла на улицу. Когда-нибудь должно все закончится... Мне кажется, что я разгадала загадку жизни. Жизнь - это постоянное жертвоприношение. Чтобы идти вперед, нужно что-то покинуть. Надо идти вперед. Надо жертвовать... Все пройдет.  Люди приходят и уходят. Самое главное, идти туда, куда тебе нужно, а не вслед за этими людьми.  За последние пять лет у меня не было ни одного стихотворения, ни одного рассказа, в котором бы не было Мити. Пусть это будет последний. Я шла по улице и понимала, что больше не вижу никаких целей. И виноват в этом был не Митя. При чем тут он... Наверное, виновато во всем мое отношение к людям. Я доставляю им одну боль и неприятности...
Я даже не могла что-нибудь с собой сделать. Потому что я боялась. Как-то зимой я возвращалась с тренировки. На улицах было скользко. Когда я переходила дорогу, слева от меня ехал грузовик. Он остановился, я подумала, что меня пропускают. Он был в каких-то двух метрах от меня. Сделала шаг на дорогу. А машина поехала, прямо на меня. Я хотела отойти назад, но поскользнулась и стала падать прямо под колеса. Тогда они показались мне невероятно огромными. Я понимала, что, если они меня переедут, то все. Конец...  Эта секунда, когда я падала, показалась мне бесконечно долгой. Я думала, когда же я, наконец, упаду, я боялась неизвестности. Скорей бы уже... Я упала прямо под машину, пролетев каким-то чудом в нескольких сантиметрах от колеса. Так страшно мне не было никогда в жизни. С тех пор я до ужаса боюсь смерти..
Но всегда приходится чем-то жертвовать. Ничто не длится вечно

2009